Закономерность историческая


ЗАКОНОМЕРНОСТЬ ИСТОРИЧЕСКАЯ -объектив­но существующая, необходимая, постоянно воспроизводимая в пространстве и времени связь явлении общественной жиз­ни. Первые попытки выявить историческую закономерность и социальную детерминацию были осуществлены в рамках географического детерминизма (см. Детерминизм географи­ческий), подчеркивавшего связь между географической сре­дой и общественным укладом (Ш. Монтескье, Э. Реклю, М. Ковалевский и др.). Другое направление в трактовке исто­рии общества как закономерного процесса представлено в 18 в. в теориях циклического круговорота (см. Цикличности теория). Дж. Вико, напр., так представлял циклический ха­рактер социального развития: те же законы определяют кру­говорот божественной, героической и человеческой эпох, т. е. сам ход истории, направляют и борьбу людей за их частные, ограниченные цели и интересы. Мыслители Просвещения стремились соединить эти трактовки исторической закономер­ности: для И. Г. Гердера история — это не просто результат разрозненных действий отдельных людей (случайный либо предопределенный), а связный процесс деятельности наро­дов, в котором сочетаются законы природного и обществен­ного бытия. Французские материалисты (К. А. Гельвеций) и историки эпохи Реставрации (О. Тьерри, Ф. Гизо и О. Минье) сделали акцент на социально-экономической определеннос­ти исторической закономерности, подчеркивая, что творца­ми истории являются люди, обладающие разумом, свободой выбора и потому способные ошибаться по невежеству или действовать во зло обществу из корыстных побуждений. Г. В. Ф. Гегель, трактуя свободу как осознанную необходи­мость, а историю как рост свободы, поставил вопрос об объек­тивном характере законов исторического развития. Он наста­ивал на диалектической природе этих законов, противоречи­во соединяющих действие необходимых причин со свобод­ной волей человека.

К. Маркс продолжил методологическую работу по преодоле­нию волюнтаризма, утверждающего, что в конкретном со­держании исторического процесса отражается лишь воля силь­ной личности, и фатализма, отказывающего человечеству в возможности самостоятельного исторического творчества. В марксизме было сформулировано понятие об общественном развитии как естественноисторическом процессе, который, во-первых, предполагает существование объективной (особенно экономической) необходимости, обнаруживающей себя в же­стко детерминированном развертывании тех или иных соци­окультурных явлений и процессов; и, во-вторых, допускает случайность событий и свободу воли человека. Однако абсо­лютизация динамической причинности и социально-эконо­мических факторов в исторических действиях людей привела к тому, что марксистское представление об исторической за­кономерности оказалось обремененным фатализмом и даже провиденциализмом. В догматизированном марксизме чело­веческая воля задает лишь форму и темпы процесса, в то вре­мя как его содержание целиком детерминируется независи­мыми от непосредственных участников объективными соци­альными обстоятельствами.

Стохастический характер исторического бытия и историчес­кой закономерности, альтернативный характер социального развития, обусловленный свободным выбором человека, не­возможность однозначного предсказания исторического дви­жения существенно осложняют осознание понятия «истори­ческая закономерность». Альтернативность, лежащая в осно­ве исторического выбора и являющаяся продуктом истори­ческого выбора предшествующих поколений, предполагает новые формы вероятностного (сценарного) прогнозирования тенденций будущего развития.




 

Поиск по сайту