Западничество


ЗАПАДНИЧЕСТВО — течение русской общественно-по­литической мысли, окончательно оформившееся в 40-х гг. 19 в. в полемике со славянофильством. Выступая за преодоление исторической отсталости России от стран Западной Европы, сторонники западничества отстаивали необходимость разви­тия России в направлении, пройденном или указанном за­падной цивилизацией.

Западничество с момента своего возникновения не представ­ляло собой цельного мировоззрения, а разделялось на не­сколько потоков в рамках единого течения общественно-по­литической мысли. Родоначальником западничества явился П. Я. Чаадаев, как никто другой ясно сформулировавший в 30-х гг. 19 в. антитезу России и Запада. По своим убеждениям Чаадаев времен «Философических писем» был консерватив­ным романтиком. Отсюда его пессимизм в отношении воз­можностей догоняющего типа развития, возможностей навер­стать упущенное и утраченное в рамках цивилизационного выбора (в пользу восточного христианства, восточного дес­потизма и т. д.), совершенного в свое время Россией. Про­блема состояла в том, что гонка, по мысли Чаадаева, разво­рачивалась на поле культуры и простое заимствование чуж­дых отечественной почве идей, моделей поведения, а тем бо­лее технологических инноваций в целом не решало проблемы. Развитие, по Чаадаеву, предполагает наличие элемента орга­ничности, преемственности, о котором в подобной ситуации не могло быть и речи. Во втором из «Философических пи­сем» Чаадаев как бы мимоходом замечает: «...Если допустить, что мы смогли бы... добыть себе недостающие нам знания, откуда нам взять живые традиции, обширный опыт, глубокое осознание прошлого, прочные умственные навыки — все эти последствия огромного напряжения всех человеческих спо­собностей, а они-то и составляют нравственную природу на­родов Европы и дают им подлинное превосходство». Пара­доксальность воззрений Чаадаева состояла в том, что, буду­чи апологетом европейской истории и культуры (именно ис­тории, поскольку современная ему Европа мало походила на созданный им идеальный образ Европы строгой иерархии, ка­толического универсума и т. д.), он с явным пренебрежением относился к истории собственной страны. К парадоксам его мировоззрения можно отнести консерватизм без консерва­ции (в России в институциональном и духовном планах про­сто нечего консервировать), органицизм без органичности и т. д. Все эти противоречия не могли быть устранены в рамках западнического мировоззрения. Не случайно поэтому Чаада­ев оказался одинокой фигурой в ряду отечественных запад­ников, а консервативный романтизм стал вскоре после изда­ния его «Философического письма» отличительной особен­ностью противостоящего западничеству идейного течения — славянофильства.

Подлинной «лабораторией» западничества стал организован­ный в 30-х гг. 19 в. Н. В. Станкевичем философский кружок, объединивший в своем составе такие фигуры, как В. Г. Бе­линский, М. А. Бакунин, А. И. Герцен, Т. Н. Грановский, В. П. Боткин и др. Однако в полный голос западничество за­явило о себе в 1840 с выходом в свет статей Белинского под общим заглавием «Россия до Петра Великого», ставших свое­го рода манифестом российского западничества. Другими ра­ботами, которые с полным правом могут быть отнесены к чис­лу программных для всего западнического направления об­щественно-политической мысли, стали магистерская диссер­тация К. Д. Кавелина «Взгляд на юридический быт Древней России» (1847), а также статьи Грановского и Боткина. Запад­ники резко (и не всегда обоснованно) критиковали славяно­филов за противопоставление исторических путей Западной Европы и России, за идеализацию ими старых порядков, пат­риархальных устоев и общинного быта, выступая при этом в качестве поборников идеалов европейского просвещения — индивидуальной свободы и общественного прогресса. По их мнению, реформы Петра не прервали русской исторической традиции, но способствовали принятию Россией «плодов гражданственности и просвещения» (Кавелин), перенесли на русскую почву идеалы европейской цивилизации — «живую веру в прогресс... сознание человеческого достоинства» (Бе­линский).

Философскую основу западничества составляло левое ге­гельянство. При этом, однако, западниками решительно от­вергался гегелевский объективизм и панлогизм. Признавая объективный характер естественноисторического процесса, западники подчеркивали его векторный характер, однона­правленность. История в этом свете становилась своего рода воплощением идеи прогресса. Конечной целью истории про­возглашалось создание таких общественных отношений, ко­торые обеспечат свободу и гармоничное развитие человечес­кой личности. Отсюда вытекали негативные оценки россий­ского самодержавия как препятствия на пути социального про­гресса, осуждение крепостничества, неприятие идеологии «официальной народности» и т. д.

Вместе с тем уже в начале 1840-х гг. выявилась неоднород­ность российского западничества. В среде западников воз­никает полемика по целому ряду социально-политических проблем, вокруг вопросов эстетики, философии. В результате внутри западничества оказались довольно четко очерчены два основных потока — революционно-демократический и либе­ральный. К числу представителей первого в отечественной ис­ториографии относят Белинского, Герцена и Н. П. Огарева, ко второму, более многочисленному, причисляют Грановского, В. Ф. Корша, Кавелина, Боткина, Н. X. Кетчера, П. В. Аннен­кова, И. С. Тургенева и др. Окончательный разрыв произошел на рубеже 40—50-х гг. 19 в. Смерть Белинского означала по­терю того связующего звена, которое объединяло различные группы западников, а поражение революций 1848—49 гг. в Ев­ропе, сопровождавшееся попранием демократических прин­ципов и торжеством буржуазного «мещанства», заметно по­колебало оптимистическую веру западников в разумность и поступательность хода истории. Десятилетие спустя западни­чество как самостоятельное направление общественно-поли­тической мысли России себя практически полностью исчер­пало.

Наследниками западников с равным на то основанием стали считать себя в 1860-х гг. и революционные демократы, исхо­дившие из необходимости построения социализма на разва­линах существующего строя, и представители либерального лагеря, идеалом которых стали общедемократические рефор­мы и построение правового государства. В последней трети 19 в. понятие «западничество» приобретает более широкое толкование — с одной стороны, как характерная черта ми­ровоззрения ряда российских государственных и обществен­ных деятелей либерального толка, с другой — как специфи­ческий элемент мировоззренческой ориентации представите­лей российской социал-демократии. Значение этого понятия как характерной черты мировоззрения отечественных либе­ралов сохраняется по сей день.

Тэги: ,



 

Поиск по сайту