Каббала


КАББАЛА (др.-евр., букв.— предание) — мистическое тече­ние в иудаизме. Каббала соединила пантеистические постро­ения неоплатонизма и мифологемы гностицизма с иудейской верой в Библию как мир символов. Уже трактат «Книга тво­рения», созданный между 3 и 8 вв., учит о 32 элементах ми­роздания, к которым относятся не только 10 первочисел (как в греческом пифагореизме), но и 22 буквы еврейского алфа­вита. Каббала в собственном смысле слова складывается к на­чалу 13 в. среди евреев Испании и Прованса и развивается в сложных отношениях взаимосвязи и противоборства с араб-ско-еврейским философским движением в Андалусии. Основополагающий памятник каббалы — «Книга сияния», или «Зогар», написанная на арамейском языке в Кастилии в кон­це 13 в. и принадлежащая, по-видимому, Моисею Леонскому (Моше де Леон), который, однако, предпочел выдать ее за наследие талмудического мудреца 2 в. Симона бен Йохаи; она имеет форму аллегорического толкования на библейские тек­сты. Каббала понимает Бога как абсолютно бескачественную и неопределимую беспредельность («Эн-Соф»). Однако это ничто есть одновременно все в вещах, в которые оно излива­ет свою сущность, ограничивая для этого само себя (т. о., каб­бала ставит на место учения о сотворении мира учение об эманации). Неопределимый бог приходит к определенности в десяти «Сефирот», или стадиях своего смыслового саморазвертывания, аналогичных «зонам» гностицизма («венец», «мудрость», «разумение», «милость», «сила», «сострадание», «вечность», «величие», «основа», «царство»); соотношение этих гипостазированных атрибутов бога изображалось в виде «древа Сефирот». В своей совокупности «Сефирот» образует косми­ческое тело совершенного существа первочеловека Адама Кад-мона, сосредоточившего в себе потенции мирового бытия. Новой вехой в развитии каббалы явилась деятельность И. Лу-рии (1534—72), одной из ключевых фигур на панораме иуда­изма (галилейский город Цфат, где он учил и умер, является до сих пор местом усердного паломничества). В центре лури-анской каббалы стоит особая доктрина о «тиккуне», т. е. «со­кращении» всенаполняющей сущности Бога с целью дать ме­сто космосу. Однако «сосуды» не могут долго выдержать бо­жественного света и разбиваются (в свете этого тезиса толко­валось разрушение ветхозаветного Храма, рассеяние евреев, а также более новые катастрофы в жизни европейского еврей­ства); необходимо трудиться над мистическим делом воссое­динения расточенных частиц света.

Особый аспект составляет т. н. практическая каббала, осно­ванная на вере в то, что при помощи специальных ритуалов, молитв и внутренних волевых актов человек может активно вмешиваться в божественно-космический процесс истории (напр., приближать пришествие Мессии), ибо каждому «воз­буждению снизу» (от человека) не может не ответить «воз­буждение сверху» (от Бога). Именно в таком смысле каббала не вполне чужда миру магических практик. Как попытка вве­сти определенные компоненты каббалы (прежде всего лури-анской) в общенародный и притом специально «ашкеназий-ский» контекст может рассматриваться хасидизм. С 15 в. интерес к каббале распространяется в кругах христи­анских ученых Европы, стремившихся синтезировать ее с дог­мами христианства в рамках универсальной всечеловеческой религии (Пико делла Мирандола, И. Рейхлин, Агриппа, Па-рацельс и др.); близко к каббале подошел Я. Бёме в своем уче­нии о происхождении мирового конфликта из самой приро­ды Бога. Влияние мистицизма каббалы прямо или опосредо­ванно испытали Гегель, Вл. Соловьев, Н. А. Бердяев, К. Г. Юнг, М. Бубер.

Тэги:



 

Поиск по сайту