Кальвин


КАЛЬВИН (Calvin, латинизированное Calvinus) Жан (10 июля 1509, Нуайон, Франция — 27 мая 1564, Женева) — деятель Реформации, основатель кальвинизма, или реформат­ства. Изучал богословие в университете Парижа (1523—28), право — в юридических школах Орлеана и Бурже (1528—31), увлекался древними языками, античной философией и хрис­тианским гуманизмом Эразма Роттердамского. Под влияни­ем идей М Лютера в 1534 порвал с католицизмом и, опасаясь преследований, переселился в Базель (Швейцария), где интенсивно занимался богословием. В тот же год написал предисловие к французскому переводу Библии, а в 1536 из­дал «Наставление в христианской вере» (Institutio religionis christianae), вскоре признанное «энциклопедией протестантиз­ма». Кальвин постоянно совершенствовал и дополнял свой главный труд, последнее (6-е), значительно расширенное из­дание которого вышло в 1559.

Кальвин воспроизводит основные положения Лютера, но в более систематической, а часто и категорической форме. Он рассматривает первородный грех как сознательный отказ че­ловека от подчинения Создателю, в корне извративший его богоподобную природу. В результате сам человек не способен познать ни себя, ни Бога, равно как и найти путь к спасению. Для этого необходимы дары сверхъестественные, которые вызывают чувство полного подчинения и беспредельной бла­годарности Творцу. Наибольшую известность приобрела док­трина Кальвина об абсолютном божественном предопределе­нии. Развивая доводы Лютера в полемике с Эразмом Роттер­дамским (1524—25), он формулирует ее предельно жестко: еще до сотворения мира Бог одних грешников избрал к спа­сению (проявление его высшего милосердия), а других обрек на вечные муки (проявление высшей справедливости), и нич­то — ни добрые дела, ни подвиги благочестия — не может изменить этого предначертания. Отсюда категорическая фор­мула: своей жертвеннической смертью Иисус Христос иску­пил грехи не всех людей, но лишь «избранных». Человек не­способен проникнуть в тайну предопределения: его оконча­тельная судьба известна только Богу, но ему следует до кон­ца надеяться на свое «избранничество», подтверждаемое им личной верой. Кальвин конкретизирует Лютерово понимание земного призвания христианина, подчеркивая существование косвенного свидетельства принадлежности к «сыновьям све­та»: успехи в предписанной свыше профессиональной деятель­ности, которая должна быть подчинена не стяжанию мирс­ких благ и удовольствий, но высшей духовной цели — про­славлению величия Бога. Решительно осуждаются роскошь, леность, паразитизм, но собственный труд и накопленное бо­гатство считаются наилучшим способом служения Богу. Иде­ал мирского аскетизма, положенный в основу пуританской этики, как убедительно показал М. Вебер, стал эффективным стимулом развития частного предпринимательства и станов­ления капиталистического строя, особенно в США. На политическом развитии Запада сказалось учение Каль­вина о церкви и ее взаимоотношении со светской властью. Идеальным политическим строем он считал республику с выборной властью. Церковь и государство — социальные ин­ституты, имеющие различные функции. Забота церкви — сфера духовного, вечного, «внутренний человек»; дело же государства — управление обществом, утверждение справед­ливости и закона. При этом церковь и государство должны дополнять друг друга в обеспечении процветания общества и его граждан. Однако точка зрения Кальвина на их взаи­моотношение существенно отличается от позиции Лютера, четко разграничивавшего сферы компетенции церкви и свет­ской власти. Авторитет последней, говорит Кальвин, идет от Бога, ее должностные лица — слуги Творца, обязанные в ре­шении практических вопросов защищать высшую небесную справедливость, руководствуясь законом Бога, выраженным в Библии. Напр., расценивать и пресекать религиозное дис­сидентство не только как церковное, но и как гражданское преступление.

Свои теократические установки Кальвин внедрял в практи­ческую жизнь во время многолетнего правления в Женеве (1536—38,1541—64). Приглашенный возглавить Реформацию в этом богатом торгово-промышленном городе-государстве, он добился полного подчинения гражданских органов про­тестантской церкви. Так, в ноябре 1541 городской совет ут­вердил составленные Кальвином «Церковные установления», наделившие его неограниченной властью. Вершиной власт­ной пирамиды стала созданная им консистория, в которую входили проповедники и высшие гражданские чиновники, присягнувшие на верность реформаторским идеалам. Моно­полизировав и светскую, и религиозную власть, консистория безжалостно расправлялась с политическими и религиозны­ми противниками Кальвина, получившего статус «женевского папы». Постепенно был упразднен пышный католический культ, введены правила, регламентирующие быт горожан. По Кальвину, спасение могут получить лишь люди, принадлежа­щие к реформатской церкви. Поэтому жителям предписыва­лось регулярно посещать богослужения; были запрещены все развлечения, театральные представления, танцы, яркие одеж­ды, украшения; была налажена разветвленная система сыска и доносительства; заподозренные в вольнодумстве и небла­гонадежности горожане подвергались наказаниям — вплоть до сожжения на костре. В 1547 после пыток был обезглав­лен политический оппозиционер Ж. Груэ; в 1551 изгнан из го­рода известный врач-богослов Ж. Больсек, высказавшийся против взглядов Кальвина, и лидер политической оппозиции Ами Перрен, затравлен христианский гуманист С. Кастеллио, в 1553 публично сожжен испанский ученый и теолог М. Сер-вет, отрицавший догмат троичности.

Неустанными усилиями Кальвин превратил Женеву в оплот европейского протестантизма. Здесь находили приют пре­следуемые протестанты со всей Европы, отсюда, пройдя богословскую выучку и снабженные миссионерской литера­турой, они возвращались в свои страны, чтобы с несокруши­мой энергией утверждать протестантскую веру. Влияние Же­невы выходило за церковные рамки. Учение Кальвина прак­тически стало официальной религией города-государства; защитники республиканского строя видели в нем высшую санкцию для решительной борьбы с католицизмом и феодаль­ными властителями (О. Кромвель в Англии, Дж. Нокс в Шот­ландии). Нараставшая борьба за веротерпимость и принцип свободы совести привели к уменьшению влияния идей Каль­вина, но в 20 в. интерес к ним заметно вырос (в т. ч., со стороны представителей т. н. неоортодоксии, прежде всего К. Барта).




 

Поиск по сайту