Майя


МАЙЯ (санскр Maya — иллюзия, видимость) — в индийской религиозно философской традиции особая сила (шакти) и энергия одновременно скрывающая истинную природу ищи и помогающая этому миру проявиться во всем своем мно­гообразии. Первое упоминание о майе содержится в «прашна-упанишаде» (116), где она обозначает одну из божественных сил способною создавать иллюзорные образы. В тради­ции веданты майя впервые появляется в «Мандукья-каринах» Гаудапады; именно здесь майя выступает как принцип, помо­гающий объяснить переход от реального, вечного и недели­мого Брахмана к множественным и преходящим элементам мира. Вместе с тем у гаудапады майя уподоблена иллюзорному сновидению которое омрачает сознание отдельной души, выход за пределы майи рассматривается как «пробуждение» к истинному знанию Концепция майи играет ключевую роль в адвайта-веданте Шанкары. Единственная реальность при­знается здесь за чистым Атманом-Брахманом, лишенным свойств и определений (ниргуна), с точки зрении «высшей истинны» с этим Брахманом никогда ничего не происходило, вселенная же обязана своим появлением грандиозной «кос­мической иллюзии: — майе, которая и создает миражную ка­жимость предметов и многочисленных душ Майя целиком зависят от Брахмана и рассматривается как его «сита», твор­ческая потенция (шакти) Одновременно майя полностью со­впадает с авидьей, т.е. «неведением» — не просто омраченностью отдельного сознания, но единственным способом на­шего восприятия и рассуждения, вивартой (кажимостью), адхьясой (наложением) и т.д. Майя не обладает той же степенью реальности, что высший Брахман, однако она не может счи­таться и полностью нереальной, сама майя, равно как и все­ленная, обязанная ей своим феноменальным существовании, рассматривается в адвайте как «сад-асад-анирвачания», т.е. «не определимая в категориях реального и нереального* В Комментарии на «Брахма сутры» Шанкара выделяет шесть главных свойств майи эта сила «лишена начала» (анади), т. е. не имеет временных границ, она пресекается только истинным знанием (джняна-нивартья) она одновременно действу­ет как «сокрывающая завеса» (аварана) и принцип «дробле­ния» (викшепа) т е. сила, проецирующая все многообразие мира она принципиально «несказуема»(анабхилапья анирвачания) она представляет собой некую положительную сущность (бхава рупа), а не просто голое отрицание высшей реальности наконец ее локусом и опорой (ашрая) являлся одновременно индивидуальная душа и высший Брахман Если для Шанкары было принципиальным отождествление майи и авидьи то позднейшие адвайтисты считали майю скорее он­тологическим и космологическим основанием мира, тогда как авидья для них отражала степень неведения отдельной души Вишишта-адвайта выступает с резкой критикой адвайтистскои версии майи, Рамануджа считает учение Шанхары о майе прямой уступкой буддизму Из «семи возражений» (сапта-ану-папатти) выдвинутых Рамануджей против адвайты главным можно считать как раз вопрос о «вместилище»» (ашрая) и источнике майи Для самого Рамануджи майя " это волшебная и благодатная сила Ишвары благодаря которой он реально творит мир В шиваизме кашмирском майя считается вечной и реальной энергией Шивы, благодаря которой развертыва­ется иерархически организованная лестница сущего Майя по существу персонифицируется здесь в образе Шакти — возлюб­ленной Шивы, которая олицетворяет собой свободное твор­чество Господa, его космическую «игру» (лила).




 

Поиск по сайту