Падуанская школа


ПАДУАНСКАЯ ШКОЛА — философское направление, представляющее т. н. «второй аверроизм» (см. Аверроизм). Получило распространение в 14—16 вв. в Северной Италии в университетах Падуи, Болоньи, Феррары и др. Для латинских аверроистов, в т. ч. и для многих представителей Падуанской школы, характерны представления о творении как о необходимом акте, о вечном существовании мира, о единстве ума-интеллекта, а отсюда отрицание личного бессмертия, равно как воскресения и загробной жизни; они отрицали доктрину божественного предопределения, признавали главенство разума над волей в человеческих поступках, считали, что человек способен достичь счастья на земле без содействия божественной благодати. Отстаивая свободу философского рассуждения, они по существу придерживались «двойственной истины» теории.

Среди представителей Падуанской школы были как радикальные аверроисты — Анджело д'Ареццо (14 в.), Таддео Парме-кий (14 в.), Паоло Венето (1372—1429), Николетто Верниа (1420—99), Алессандро Акиллини (1463—1512), Агостино Нифо (ок. 1473 — после 1538) и др.,— так и умеренные схо-ласты-аристотелики, избегающие крайностей аверроизма — утверждения о вечности мира, отрицания Провидения и т. п. Некоторые из них пытались согласовать аверроистские концепции с христианской доктриной, сближаясь с аристотелиз-мом Фомы Ливийского: одни, как Гаэтано да Тьене (1387—1465), — с самого начала, другие, как Агостино Нифо, — в своих поздних сочинениях. Первым, через кого влияние аверроизма проникло в Падуанский университет, считается медик и философ Пьетро д'Абано (ок. 1250—1315). Логический анализ научного знания стал важной частью исследований в рамках школы; особенно большое внимание уделялось уяснению роли опыта в познании, оценке степени достоверности знания, основанного на опыте. Начиная с главного трактата Пьетро д'Абано «Согласитель расхождений между философами и особенно медиками» (Conciliator dif-ferentiarum philosophorum et praecipue medicorum, между 1300 и 1310) и вплоть до работ ЯкопоДзабареллы (1533—89), многие представители Падуанской школы занимались проблемой индукции, т. е. поиском метода открытия причин, объясняющих наблюдаемые явления. В качестве такого метода философы-медики использовали процедуру «разложения и составления», или «регресса». Согласно описанию Якопо да Форли (ок. 1350—1414) в его комментарии к трактату Галена «Тегни», для нахождения причины некоторого наблюдаемого явления оно подвергается разложению на составные части, напр., «жар (лихорадка) — на его причины, поскольку жар [в теле] происходит либо от тепла жидкости, либо от газов, либо от членов; и далее, тепло жидкости — это либо тепло крови, либо флегмы и т. д., пока не достигнешь особой причины данного случая жара (лихорадки)». Затем выдвигалась гипотеза, из которой можно было дедуцировать исходные наблюдения, и они рассматривались как эксперимент, посредством которого проверялась гипотеза. Т. к. достоверность такого опытно-гипотетического знания зависит от доказательности гипотетического силлогизма, то логический анализ его истинности приводил к скептическим оценкам. По мнению, напр., Агостино Нифо, т. к. гипотезы наук о природе основываются на фактах, объяснению которых они в свою очередь служат, то утверждения науки о природе сугубо предположительны. Исследования научного метода в Падуанской школе оказали впоследствии влияние на Галилея. Одна из натурфилософских дискуссий в рамках школы была связана с учением о minima naturalia (естественных минимумах). Греческие комментаторы Аристотеля Александр Афроди-сийский, Фемистий и Иоанн Фимпон вслед за Аристотелем отрицали бесконечную делимость вещества: каждая телесная субстанция, т. е. каждое вещество, имеет свой собственный минимум величины, ниже которого оно не может существовать. Падуанские аверроисты придали minima naturalia статус физических сущностей, участвующих в физических и химических процессах, что вело к модификации аристотелевского учения о «миксис» (смеси, соединении): если для Аристотеля «смесь» — это однородное целое, не содержащее никаких самых малых частиц входящих в соединение элементов, то для падуанских мыслителей в «смеси» сохраняются образующие ее части.

Наиболее острые философские дискуссии в итальянских университетах велись о бессмертии разумной души. Спор шел между аверроистами, которые, отвергая личное бессмертие, допускали бессмертие надындивидуального, единого для всего человечества ума-интеллекта, и александристами, вообще отвергавшими бессмертие души. По мнению аверроистов, надындивидуальный возможный интеллект сопрягается в отдельном человеке с телом, которое он организует и при посредстве которого осуществляет познавательную деятельность, а после смерти возвращается к самому себе. Поскольку в своей деятельности интеллект опирается на чувственное восприятие, для своего существования он нуждается в вечном существовании человечества, возможность чего обосновывается следующим образом: т. к. мир вечен, то не было первого человека и никогда не будет последнего. Человеческий род бессмертен и потому, что в каждом человеке есть бессмертное начало — разумная природа, общая всем людям (возможный интеллект).

Против этой доктрины выступали т. н. александристы (П. Помпонацци и др.), которые, следуя истолкованию Александром Афродисийским трактата Аристотеля «О душе», вообще отвергали бессмертие души. Александристы считали душу смертной сущностью, органически связанной с телом, с распадом которого она уничтожается. Помпонацци, настаивая в противовес аверроистам на единстве души как формы и акта органического тела, отвергает тем самым и надындивидуальное бессмертие. Хотя разумная душа человека, как все, имеющее природу разума, в своем бытии не нуждается в теле, но человеческий разум, в отличие от высших разумных субстанций, во всех своих действиях опирается на представление, т. е. нуждается в теле как в объекте, а потому не является полностью отделенным от тела.

Представители Падуанской школы осуществили издание сочинений Аристотеля и Аверроэса.




 

Поиск по сайту