Радикализм


РАДИКАЛИЗМ (от позднелат. radicalis— коренной, лат. radix — корень) — буквально бескомпромиссное стремление идти до конца, добиваться коренных изменений и наиболее полных результатов в любой преобразовательной деятельно­сти. Термин возник в Англии в конце 18 в. и затем, уже в 19 в. получил распространение в континентальной Европе и обо­значал социальную и политико-философскую мысль, ориен­тированную на общественные, политические, экономические и культурные преобразования и соответствующую реформа­торскую практику. В эпоху промышленного переворота и бур­жуазных антифеодальных сациальных революций радикализм выступил в качестве альтернативного варианта эволюционного общественного развития, который прочно утвердился в со­циальной и политической мысли и политической практике Европы и др. частей света 19 и большей части 20 в Радика­лизм оказался гораздо более серьезным ответом на Француз­скую революцию конца 18 в., чем традиционализм (А. Рос­мини и др.), консерватизм (Э. Берк и др.), клерикально-мо­нархический авторитаризм {Ж. де Местр, Л. де Бонаkьд и др.) или прямая политическая реакция Священного союза. Ради­кализм стал альтернативой не только революции, ю и всем этим формам реакции на нее. Исторический процесс наибо­лее развитых частей мира, включая и Россию, на протяже­нии более двухсот лет определяли и продолжают определять конкуренция, чередование и взаимодействие этих двух начал — платоновского, революционного (и утопического) пути и аристотелевского — пути постоянных, но постепенных преоб­разований. Именно движение, получившее наименование «ра­дикализм», позволило создать также новый тип динамичес­кой социальной стабилизации в условиях ускоренных массо­вых экономических, политических, культурных, научно-тех­нических процессов и высокую антикризисную адаптацию общества.

Появление радикализма, так же как и революций 18—19 вв., было подготовлено Просвещением с его новыми требовани­ями к человеку, его сознанию и общественному бытию, с тре­бованиями промышленного развития, с экспансией индиви­дуализма, борьбой против монархического авторитаризма (на родине радикализма, в Англии, дополнительно с освободи­тельным движением в американских колониях). Основные идеи английского радикализма формировались под влиянием утилитаризма И. Бентама и Дж. С. Милля и конкретизиро­вались в требованиях ограничения королевской власти, в про­граммах судебных реформ, реализации фундаментальной бен-тамовской концепции общего блага как критерия любого по­литического действия, всеобщего избирательного права, спо­собного обеспечить политический суверенитет народа и его представительство в парламенте.

Во Франции периодов реставрации, правления Луи-Филиппа и «либеральной империи» Наполеона III движение радикализ­ма объединило всех подлинных республиканцев, бывших «яко­бинцев» и потенциальных жертв политических преследова­ний, боровшихся за демократизацию общества и либерализа­цию политического режима. Итальянские радикалы двух раз­ных направлений — республиканского во главе с А. Бертани и монархического, вдохновляемого идеями национального освобождения Дж. Мадзини и К. Каттанео, вели такую же, общую для всего европейского радикализма, борьбу за поли­тический и социальный прогресс: налоговые реформы, вве­дение всеобщего, бесплатного и светского начального обра­зования, полное невмешательство церкви в политику и т. д. Несмотря на структурную и организационную слабость, ев­ропейский радикализм повсеместно выступал в роли идеоло­гического и культурного фермента социальных преобразова­ний. Разобщенные группировки радикалов объединялись вок­руг виднейших общественных деятелей, определявших про­грессивную политическую культуру своих стран. В Англии центром притяжения радикально-мыслящих деятелей были в начале 19 в. журнал «Вестминстерское ревю», а с 1816 — «Еженедельное политическое обозрение» У. Коббетта, рефор­маторы — Э. Чедвик, Дж. Проупп, Ф. Плейс, Дж. Хьюм, Дж. Ф. Ребек; во Франции такими притягательными личнос­тями были Л. Гамбетта, Ж. Клемансо, П. Пеллетон, Ш. Фло­кэ и др. Аналогичным образом радикальные реформаторы группировались в России — вокруг журнала «Современник», вокруг инициаторов земских, судебных, школьных и др. ре­форм. Тем не менее вплоть до конца 19 в. радикалам не уда­лось ни в одной стране объединиться и создать собственные политические партии. Сотрудничество английских радикалов с вигами и тори, либералами и консерваторами завершилось в 1900 их слиянием с партией лейбористов; только в 1901 раз­розненные группы французских радикалов после первых по­пыток обособиться в 1883—85 объединились в Республиканскую радикальную и радикал-социалистическую партию, ко­торая неоднократно становилась правящей партий в 1-й пол. 20 в В 1904 в Италии возникла монархическая партия ради­калов Все основные социальные, культурные и политичес­кие преобразования 19—20 вв достигнуты не в ходе револю­ций, а усилиями радикальных реформаторов Революции, как правило, прокламируют реформы и в лучшем случае готовят для них условия, реально же их осуществляют реформаторы в борьбе за социальный прогресс Это можно проследить на примере проведения коренных реформ в Англии, за которые шла долгая парламентская борьба реформа избирательного права (1832), отмена запрещения рабочих организаций, со­здание основ общественного здравоохранения, системы все­общего начального обучения (1840), либерализация колони­альной политики (1832), новая избирательная реформа Диз­раэли (1867) и др. Аналогичным образом проходили преоб­разования в других странах.

В 20 в функции радикализма в значительной мере продол­жали осуществлять социал-демократические, социалистичес­кие и другие левые, неолиберальные, а также и современные неоконсервативные партии и движения. Особый тип радикализма — революционный радикализм, ори­вотированный на преодоление любых препятствий с при­менением насилия, характеризующийся нетерпимостью и жертвенностью Радикализм такого рода имеет давнюю по­литическую и идеологическую историю борьбы за власть, тер­ритории и идеи, включая религиозную и этническую нетер­пимость.




 

Поиск по сайту