Садомазохизм


САДОМАЗОХИЗМ (в психоанализе) — взаимодополни­тельность двух форм проявления сексуального влечения. Так, садизм предполагает причинение другому человеку боли, уни­жения. Имя термину дал французский писатель маркиз де Сад (1740—1814) — «опальный вельможа», который на собствен­ном опыте насильника и жертвы прорабатывал парадоксы че­ловеческого желания; детальное описание садизма как пер­версии мы находим у X. Эллиса и Р. фон Крафт-Эбинга. На­против, мазохизм предполагает сознательный и бессознатель­ный поиск физической боли или морального страдания. Имя термину дал Леопольд фон Захер-Мазох (1836—95), австрий­ский писатель, многообразно описывавший мужское подчи­нение женщине, сопряженное с болью и унижением. Тради­ционно садомазохизм не был темой философии, однако со­временная философия начинает им интересоваться в связи с проблемами межличностных взаимодействий, тела и телесно­сти, власти и подчинения.

У основателя психоанализа 3. Фрейда картина соотношений садизма и мазохизма никогда не была однозначной. Генезис садизма и мазохизма уходит в детство; в дальнейшем их про­явления вытесняются и затем обнаруживаются в повторяю­щихся фантазиях, связанных с насилием и подчинением (та­ковы, напр., разнообразные сцены из серии «ребенка бьют», описанной Фрейдом). Иногда утверждается, что к мазохизму более склонны женщины, а к садизму — мужчины; по-види­мому, правильнее предположить, что и то и другое может быть присуще обоим полам, обладающим как женскими, так и муж­скими психическими признаками (Э. Дейч утверждает, напр, что фантазм родов встречается и у мужчин). Для Фрейда размышление о судьбе садизма и мазохизма свя­зано с трактовкой влечений. До 1920-х гг. он вообще не при­давал значения человеческой агрессивности, чему потом сам же удивлялся («Недовольство культурой», 1930). В «Анализе фобии пятилетнего мальчика» (случай маленького Ганса) он размышляет о том, как агрессивное влечение может совме­щаться и сосуществовать с инстинктом самосохранения. Во «Влечениях и судьбах влечений» (1915) Фрейд все еще колеб­лется, видя в разрушении то компонент сексуальности, то силу, от нее независимую. И лишь в «По ту сторону принципа удо­вольствия» (1920), пересматривая свою теорию влечений, Фрейд утверждает наряду с Эросом и влечение к смерти (оно выражается, в частности, в навязчиво повторяющихся снах о жестоких сценах); эта двойственность влечений закрепляется в последующих работах («Я и Оно», 1923). Взаимодействие и взаимодополнительность садизма и мазохизма проявляется не только в явных извращениях, но также и в обычной жизни — в поведении, в фантазиях. Фрейд, а вслед за ним и другие пси­хоаналитики видели в садомазохизме стержень межсубъект­ных взаимодействий. Различные подходы к садомазохизму разрабатываются, напр., в современном фрейдизме, в нео­фрейдизме, в экзистенциальной философии и в ряде теорий авангардистской литературы. Типические примеры конкрет­ной разработки этой темы следующие:

1) трактовка садомазохизма в современном фрейдизме может быть представлена Ж. Лапланшем, французским психоанали­тиком, который был близок к Лакану, но во многом сохра­нил независимую позицию. Лапланш подчеркивает экзистен­циальное и концептуальное противоречие феномена и поня­тия садомазохизма: удовольствие в неудовольствии (см. его статью «Своеобразное положение мазохизма в поле сексуаль­ных влечений»). Вслед за Фрейдом, для которого удоволь­ствие от собственного страдания более понятно, чем удоволь­ствие от причинения страдания другому человеку, Лапланш видит в мазохизме сексуально (и логически) первичную по­зицию. Чтобы разрешить сам парадокс «удовольствия в не­удовольствии», он уточняет понятие удовольствия (различая удовлетворение от ослабления напряжения и функциональ­ное удовольствие в данном конкретном органе), намечает возможности сближений, размежеваний, смещений между членами таких парных понятий, как «удовольствие—неудо­вольствие» и «наслаждение— боль», прорабатывает тонкие градации между такими состояниями, как представление о страдающем объекте, представление о себе как страдающем объекте, принуждение объекта к страданию внутри самого себя и др. При этом, вопреки Фрейду, утверждается, что ма­зохизм (поиск увеличения напряжения и в этом смысле — не­удовольствия) не может быть напрямую не связан с влече­нием к смерти (уменьшение напряжения);

2) неофрейдистский подход к садомазохизму развивает Эрих Фромм, который отказывается от мысли о первичности ма­зохизма в садомазохизме и о сексуальной основе садомазо­хизма. Если для Фрейда, рационалиста и гуманиста, предста­вить себе сексуальный садизм и вообще садизм было труд­нее, чем мазохизм, то неофрейдисты иначе расставляют ак­центы в трактовке этой проблемы. Стремление причинить другим людям (пленным, старикам, детям, больным, пред­ставителям других рас) физическую боль типично для чело­века вообще, о чем одинаково свидетельствуют и римский Ко­лизей, и современные полицейские застенки. Т. о., вопреки классическому психоанализу, для которого в основе любого насилия лежит сексуальное насилие, Фромм видит ядро са­дизма в желании абсолютной и полной власти над любым более слабым живым существом. При этом в цивилизованном обществе психический садизм встречается чаще, чем физичес­кий, о чем говорит власть родителей над детьми, начальни­ков над подчиненными, учителей над учениками (если учи­тель беззащитен, садизм проявляют ученики). Садизм — это один из способов ответа на антропологическую проблему человеческой конечности; обычно он свойствен людям, кото­рые чувствуют себя ущемленными. Иногда элементы садиз­ма в характере сдерживаются и не получают развития; но при определенных условиях (биологических, социальных, психо­логических) формируется т. н. «салический характер» (Сталин, Гиммлер), парадоксальным образом включающий элемент трусливости и готовности к подчинению (вождю, Судьбе, Ре­волюции и др.);

3) пример экзистенциалистской версии садомазохизма мы на­ходим у Сартра — в главе «Конкретные отношения с другими» из кн. «Бытие и ничто» (1943). В сартровской трактовке садо­мазохизма отобразились многие аспекты недописанной им эк­зистенциалистской этики, и в частности различные перипетии интерсубьективной диалектики с ее тщетными попытками из­бавиться от отчуждения. В разных обстоятельствах человек оказывается тем, что существует «в-себе», «для-себя», «для-других». И Я, и Другой равно стремятся к самоосвобождению и к порабощению другого. Взгляд Другого раздевает меня, вла­ствует надо мной, крадет у меня мое бытие. Под тяжестью этого взгляда Я стремится раствориться в Другом, отказавшись тем самым от своей собственной субъективности. Эта первичная мазохистская установка приносит одновременно и радость (мнимого слияния с Другим), и чувство вины (перед собой и перед Другим). Однако отождествиться с Другим нам все рав­но до конца не удается, и это подталкивает к проработке про­тивоположной — салической позиции. Я встречает взглядом взгляд Другого и не отводит глаз: и тогда Другой признает мою свободу и подчиняется мне. И в этой позиции Я отказывается от отождествления с Другим, стремясь к безграничной свобо­де, но средство для этого — ненависть или в лучшем случае безразличие к Другому. Но и эта (салическая) ненависть обре­чена на поражение. Даже если бы Я отменил Другого, всех дру­гих, Я не упразднил бы ни прежнего существования Другого, ни своего собственного «бытия-ддя-других»: ключи от моего отчуждения Другой забирает с собою в могилу. Т. о., диалекти­ка садомазохизма прочерчивает порочный круг противостоя­ний в интерсубъективных взаимодействиях;

4) тема садомазохизма специально рассматривалась писателя­ми — экзистенциалистами, неоавангардистами, постмодерни­стами (в частности, на примерах прототипов обеих позиций — Захер-Мазоха и де Сада). Так, П. Клоссовски видит в садома­зохизме темную сторону философии Просвещения; М. Бланшо напоминает о правиле абсолютного эгоизма: поступая с другим по логике моего собственного удовольствия, я сохра­няю за ним право так же поступить и со мной; Ж. Батай от­мечает, что хотя обычно божественное и порочное кажутся нам отклонениями от нормы, самим средоточием человека выступает именно порок; С. де Бовуар приветствует у де Сада уход от иллюзорных отчуждающих абстракций и честный вы­бор жесткости перед безразличием; для А. Камю садизм и ма­зохизм — истоки трагедии современного общества, где сво­бода нравов выступает как закономерное следствие самой возможности узаконенного убийства. Свое слово в этих об­суждениях сказал и Ж. Лакан (ср. «Кант и де Сад»), подчер­кнувший психоаналитические и философские парадоксы со­отношений между обеими формами желания и законом: выд­вижение де Садом универсальных требований (пусть к телу, а не к душе) предполагает следование кантовскому категори­ческому императиву — ведь недаром «Философия в будуаре» появилась почти одновременно с «Критикой чистого разума». Современные дискуссии о садомазохизме вводят эту тему в контекст социально-властных отношений.

Тэги: ,



 

Поиск по сайту