Таинства церковные


ТАИНСТВА ЦЕРКОВНЫЕ (лат. sacra-mentum) — в христианском сознании священнодействия, во время которых Бог невидимо («таинственным образом») при­сутствует в сообществе верующих (в церкви), воздействуя на них посредством ниспослания благодати. Согласно учению Восточно-православной и Римско-католической церквей, сам Христос установил семь таинств — крещение, миропомазание (в католичестве — конфирмация), евхаристию (или причаще­ние), священство, покаяние, елеосвящение (в католичестве — последнее помазание; рус. простореч. — соборование) и та­инство брака, — которые совершают канонически поставлен­ные священники. Во многих протестантских деноминациях, возникших в ходе Реформации, традиционное понимание та­инств было переосмыслено, результатом чего стало сохране­ние только крещения и евхаристии и отказ от институцио­нального священства, обладающего прерогативой совершать таинства.

Богословским основанием понятия «церковное таинство» можно считать новозаветное выражение: «великая благочес­тия тайна: Бог явился во плоти» (1 Тим 3:16). Со­единение во Христе двух природ — божественной и челове­ческой (см. Христология) обнаруживает возможность «энер­гетического» воздействия Бога на психосоматическую приро­ду человека, через веру открытому к такому воздействию. Согласно христианскому представлению, Бог не только сотворил мир, но также присутствует в мире своей животворя­щей силой. Человек сам отказался воспринимать эту силу, впав в грех, суть которого — установка на самодостаточность и, как следствие, отказ от Бога. В результате духовное «питание» че­ловека ограничилось тварными природными энергиями, не­способными обеспечить вечное личностное существование, — и судьбой человека стала смерть. Христос учреждает в мире свою Церковь как сообщество людей, восстановивпшх обще­ние с Богом, которое осуществляется не только через веру и молитву, но и через церковные таинства. В них люди, отка­завшиеся от пути греха, снова воспринимают живительную благодатную энергию Бога, которая становится для них «ле­карством бессмертия». Таинства совершаются в церкви кано­ническими священнослужителями, согласно определенному чину (порядку), что является их объективной стороной, обес­печивающей им «действительность», или законность. После­дняя не зависит от личных качеств или достоинства свя­щеннослужителя, поскольку с церковной точки зрения под­линным совершителем таинства является Сам Бог. «Дейст­венность» таинств, с субъективной стороны, определяется состоянием и интенцией самих верующих раскаянием в гре­хах, благоговением, желанием и готовностью воспринять бла­годать Бога и жить согласно его заповедям. В таинстве бла­годатная энергия Бога оказывается соединенной с веществом этого мира и воспринимается всем существом человека, вклю­чая и его тело. Бог, т. о., освящает элементы и стихии мира, которые снова, как это было до грехопадения, становятся средством общения человека с Богом (вода в крещении, мас­ло в миропомазании и елеосвящении, хлеб и вино в евхарис­тии). В противоположность платоническому дуализму духа и материи, таинства предполагают, что Бог воздействует на це­лостную духовно-телесную природу человека. Такое понима­ние церковных таинств означает, что сообщаемая в них бла­годать «объективирована» посредством соединения с веще­ством, но в то же время не производит никакого эффекта, пока она не «субъективирована», т. е. не воспринята свобод­но и сознательно человеком, участником таинства. Поэтому, при внешнем сходстве, церковные таинства не могут быть уподоблены магическим действиям. Главным таинством, или «таинством таинств», является евхаристия, т. е. приобщение многих верующих к единым Телу и Крови Христа под видом хлеба и вина. При этом структура евхаристии воспроизводит структуру Церкви как единого Тела, главой которого являет­ся Христос, а членами — его последователи и ученики. Регу­лярно вкушая этот «хлеб жизни», верующие вступают в та­инственное общение с Богом и друг с другом, т. о. преодоле­вая дезинтеграцию между Богом, человеком и природным ми­ром, причиной которой было грехопадение.




 

Поиск по сайту