Талион


ТАЛИОН (лат. talio, talionis, от talis в значении «такой же», — наказание, равное по силе преступлению) — категория исто­рии нравов, более известная в общественном сознании и ли­тературе под названием равного возмездия; древний обычай, регулировавший взаимоотношения между кровнородственны-ми объединениями на основе равенства в оскорблении и обя­зывавший ограничиваться в воздаянии ущербом, точно соот­ветствующим повреждению. Классической считается ветхоза­ветная формула талиона: «душу за душу, глаз за таз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу» (Втор. 19:21). Генетически та­лион восходит к кровной мести. Обязанность кровной мес­ти, для первобытного человека безусловная и первейшая, — один из специфических признаков рода. Кровная месть кате­горически исключалась во внутриродовых (позже в семейно-родственных) отношениях и была столь же обязательной по отношению к представителям других общностей. Она закреп­ляет и упорядоченно воспроизводит разделение людей на «своих» и «чужих».

Основой талиона являлась потребность не стимулирования мести, а ее сдерживания. Он возникает как ограничивающий, запрещающий принцип. Можно предположить, что первона­чальные (предшествовавшие талиону) отношения между раз­личными сообществами характеризовались бесконечной враж­дебностью (напр., у австралийских аборигенов, находивших­ся на догосударственной стадии, различались два вида воо­руженных столкновений: одни из них велись с соблюдением правил и представляли узаконенную обычаем форму сведе­ния счетов, кровной мести, другие же не были ограничены определенными нормами — см.: Народы Австралии и Океа­нии. М, 1956, с. 190—91.) Талион ставил предел вражде, тре­буя строго, по возможности буквально соразмерять возмез­дие с полученным ущербом. Тем самым он соединял «своих» с «чужими», обозначая дистанцию, позволяющую им сосу­ществовать и входить в определенные взаимовыгодные отно­шения в качестве различных, теперь уже умеренно-враждеб­ных, общностей.

Талион — типичный социорегулятивный механизм первобыт­ной эпохи. Для его качественной характеристики существен­ное значение имеют следующие особенности, акт возмездия является ответным действием, он задается внешне, фактом, характером и размером нанесенного роду оскорбления, ущер­ба; способ переживания в случае талиона полностью совпа­дает со способом действия, необходимость мести является для древнего человека не налагаемой извне обязанностью, а орга­нической страстью души, требующей безусловного удовлет­ворения, талион есть выражение коллективной ответствен­ности, субъектом действия здесь выступает род, отдельные индивиды являются всего лишь непосредственными носите­лями его воли. Талион вошел в историю нравов и оставил глубокий след в культуре, во-первых, как воплощение урав­нительной справедливости (он, собственно, и представляет собой распространение внутриобщинного принципа уравни­тельной справедливости на отношения между общинами), во-вторых, как исторически первая форма легитимного насилия (талион уравнивает родовые общины в их праве защищать себя и свои интересы силой, нравственную легитимность ему при­дает то, что он санкционирует насилие в качестве ограничен­ного насилия). Этическая структура талиона получила отра­жение в представлениях ранних философов о справедливос­ти как равном воздаянии (Анаксимандр, пифагорейцы и др). Она же стала точкой отсчета первых законодательств. Талион воплощает исторически первый синкретический тип регуляции, по мере того, как возникают расхождения между коллективной волей и индивидуальным выбором, внешними действиями и внутренними намерениями, появляется возмож­ность заменять месть выкупом, осуществляется переход от общинно-варварских форм организации жизни к государст­венно-цивилизованным, он расщепляется и трансформиру­ется, с одной стороны, в принцип уголовной ответственнос­ти, исходящий из того, что наказание является справедливым в качестве равного возмездия, а с другой стороны, в золотое правило нравственности. Как специфический обычай кров­ной мести в пережиточном виде он сохранился до нашего времени у народов с сильно выраженными следами патриар­хального быта, напр, у северокавказских горцев. Необычай­ной живучестью отличается также идея равного возмездия, которая остается элементом культурно-генетического кода справедливости, представленным в разных культурах и у раз­ных народов с разной степенью интенсивности.




 

Поиск по сайту