Уединение


«УЕДИНЕННОЕ» — книга размышлений и заметок В В Розанова (СПб , 1912, тираж 2400 экз , в 1916 вьшло 2-е изд тиражом 1500 экз) Этой книгой Розанов начал со­вершенно новый тип неформального философствования, пpoдолженный затем в «Опавших листьях» (1913—15, 2т) На титульном листе стоят слова «почти на праве рукописи», словно это не обычная типографским образом отпечатанная книга, а чисто личные, интимные рукописные записки В книгу вхо­дят записи в основном 1911, причем нередко он указывает даже обстоятельства и место создания записи «на обороте письма», «за нумизматикой» и даже «на подошве туфли ку­панье» Получилась некая стенография духовной жизни свободного писателя Если можно говорить о каком-то «сюже­те» в «Уединенном», то это, пожалуй, постоянные мысли о жене Варваре Дмитриевне (которую Розанов называет «другом»), ее болезни и приближающейся смерти, обесценивающей все усилия спасти спутницу жизни По грустной иронии судьбы Варвара Дмитриевна пережила Розанова почти на пять лет (умерла 15 июля 1923) В «Уединенном» Розанов продол­жает борьбу с засильем позитивистской и либеральной идеологии в русской литературе и жизни Вот некоторые из записей «Конечно, не Пестель — Чацкий, а Кутузов — Фамусов держит на плечах своих Россию, «какая она ни есть», Пес­тель решительно ничего не держит на плечах, кроме эполет и самолюбия» «Связь пола с Богом — большая, чем связь ума с Богом, — выступает из того, что все асексуалисты обнару­живают себя и атеистами Те самые господа, как Бокль или Спенсер, как Писарев и Белинский, о «поле» сказавшие не больше слов, чем об Аргентинской республике, и, очевидно, не более о нем и думавшие, в то же время до того атеистичны, как бы никогда до них и вокруг них не было никакой религии» «Церковь есть единственно поэтическое, единствен­но глубокое на земле Боже, какое безумие было, что лет 11 я делал все усилия, чтобы ее разрушить И как хорошо, что не удалось Да чем была бы земля без церкви? Вдруг обес­смыслилась бы и похолодела» Последняя запись, датирован­ная 29 декабря 1911 «Никакой человек недостоин похвалы Всякий человек достоин только жалости» Есть три комментированных издания «Уединенного», состав­ленных в одно и то же время, но независимо друг от друга — под редакцией А Николюкина (Уединенное М Республи­ка, 1990), Е Барабанова (Соч в 2 т М Правда, 1990, т 2) и В Сукача (О себе и жизни своей М Московский рабочий, 1990)




 

Поиск по сайту