Фатализм


ФАТАЛИЗМ (от лат fatalis — роковой, предопределен­ный) — представление о неизбежности всего происходящего в природе и в жизни человека, исключающее случайность и свободу Фатализм берет начало в мифологическом мировоз­зрении, интуитивном убеждении людей в собственном бес­силии перед лицом сил природы и получает широкое распро­странение в ранних культурах.

В процессе формирования теистических религий, основанных на вере в единое всемогущее божество, идея судьбы уступает место идее промысла, который, хотя и недоступен человечес­кому разумению, является, однако, не безличной предопре­деляющей силой, воплощением воли божества В монотеис­тических религиях фатализм предстает как провиденциализм, основанный на вере во всемогущество и всезнание Бога, ко­торый, создавая мир, заранее предопределил его судьбы, что нашло отражение в исламе (доктрина джабаристов) и хрис­тианстве (августинизм, протестантизм) В классических формах фатализм предстает в античной куль­туре, вырастая из мифологических представлений о роке, гос­подствующем и над простыми смертными, и над героями и богами (ср , напр , Софокл, «Царь Эдип», «Эдип в Колоне») Судьбу нельзя изменить, можно лишь мужественно принять свою участь В трагедии Эсхила «Прометей Прикованный» (105) Прометей говорит:

Ведь я и сам предвидел все грядушее и нет Нежданных бедствий для меня Я должен Свою судьбу переносить легко Нельзя преодолеть необходимость.

В античной философии наиболее последовательно представ­ления о фатализме проявились в стоицизме Стоики отожде­ствляли необходимое и целесообразное, полагая, что все со­бытия в мире предопределены внутренним законом, имма­нентным миру (Логос) Добровольное следование внешней необходимости, по мнению стоиков, является способом из­бежания принуждения, а значит, условием человеческой сво­боды и счастья По словам Сенеки, «желающего судьба ведет, а нежелающего влачит» (Сенека Письмо к Луцилию, 107) Стоя считает нравственным долгом человека сопротивление слепым силам рока, человек в силах выбирать свою нравствен­ную позицию, хотя изменить порядок вещей он не сможет В Средние века христианство враждебно относилось к иде­ям, отрицавшим положение о свободе человеческой воли, без которой была невозможна нравственная ответственность че­ловека перед Богом

В Новое время с фатализмом смыкаются различные формы философского детерминизма Так, Спиноза полагал, что в мире господствует необходимость (см Необходимость и слу­чайность), обусловленная всеобщей причинностью и отсут­ствием случайности В то время как единичные модусы подчиняются внешней причинности, в роли всеобщей причины для всей совокупности модусов выступает непосредственно субстанция, являющаяся причиной и самой себя Вслед за успехами механики в эпоху Просвещения складыва­ется причинно-механическая картина мира, принимающая всеобщую каузальность как неоспоримый закон природы Изначально определенными всей предшествующей цепью при­чинно-следственных связей признаются не только все явления природы, но и поступки людей, равно как и результаты этих поступков Согласно Гольбаху, «во всех своих поступках человек подчиняется необходимости его свобода есть хи­мера» (Здравый смысл М , 1941, с 60) Фатализм нашел своеобразное проявление в теории «вечно­го возвращения» Ф Ницше, восходящей корнями к античной мифологии Для философии и этики 20 в характерно, скорее, обоснование человеческой свободы и ответственности (Н А Бердяев, Ж П Сартр) Поппер видел в историцизме, обосновывающем закономерную неизбежность тех или иных исторических процессов, разновидность фатализма. Т. н. бытовой фатализм представляет собой реакцию человека на свое бессилие перед лицом противостоящего ему мира.




 

Поиск по сайту