Фашизм


ФАШИЗМ (от итал. fascio — пучок, связка, объединение) -социально-политическое движение, получившее широкое распространение в странах Европы в 20—40-х гг. 20 в. В идеоло­гии этого движения причудливо сочетаются идеи социал-дарвинизма, органической теории государства, синдикализма, на­ицонализма, расизма и др. идеи 2-й пол. 19— нач. 20 в. Идеологи фашизма использовали, в частности, некоторые своеобразно препарированные идеи итальянского политоло­га Г. Моски, австрийского социолога Л. ГУмпловича, фран­цузского социолога Г. Лебона, французского синдикалиста Ж. Сореля и др., хотя их вряд ли правомерно причислять к приверженцам этого идейно-политического течения. Большую лепту в формирование и разработку идей, принципов и цен­ностей фашизма внесли Ж. А. де Гобино, X. Чемберлен, Г. Д'Аннунцио, Дж. Джентиле, А. Розенберг, Й. Геббельс и, ко­нечно, Б. Муссолини и А. Гитлер.

Наиболее законченное выражение фашистская идеология по ­лучила в итальянском фашизме и германском национал-со­циализме, воплотившихся в соответствующих диктаторских политических режимах сначала в Италии, а затем в Германии Между ними располагались переходные или гибридные про фашистские режимы генерала Франко в Испании, Салазара в Португалии, Хорти в Венгрии.

Фашизм отверг все направления общественно-политической мысли, делающие ударение на свободу и равенство людей не зависимо от их национальной и расовой принадлежности, религиозных и политических приверженностей. Лозунг итальянских фашистов «верить, подчиняться, бороться» стал антитезой девизу Французской революции «свобода, равенство братство». Сочетание бесспорной веры и воинственности имело целью трансформировать нацию в постоянно мобилизо­ванную вооруженную силу, призвашгую завоевать, сохранить и расширить власть.

В качестве главного теоретического и аналитического инст­румента трактовки мировой истории в фашистской идеоло­гии использовалась идея нации или национализм, который в германской версии фашизма — в национал-социализме — при­обрел форму расизма. Для него были характерны антимате­риализм, иррационализм, мистицизм и убеждение в том, что сила, воля к власти, слава и престиж составляют могуществен­ные цели и мотивы поведения как отдельного человека, так и наиболее приспособленных к выживанию — в данном слу­чае арийских — народов. Фашисты и национал-социалисты, как в теории, так и на практике, придавая решающую роль политике и идеологии, сохранили частную собственность на средства производства и рыночные механизмы функциони­рования экономики, но оседлав, приручив их. В фашизме было достигнуто слияние крайних форм нацио­нализма с отдельными своеобразно трактуемыми элемента­ми социализма, что и дало основание Гитлеру и его сподвиж­никам говорить о национал-социализме. В Германии расизм и национализм были превращены в универсальные системообразующие установки, определяющие строй действий и мыс­лей всех членов общества. Нация рассматривалась при этом как некий синтез всех без исключения материальных и ду­ховных ценностей, и в таком качестве ей отдавался приори­тет перед отдельным индивидом, группами, слоями, класса­ми. Как утверждал Гитлер, определяющее значение имеет «осуществление волеизъявления нации, ибо только это воле­изъявление может быть исходной точкой для политических выступлений». Чтобы закрепить «чудо германского воскресе­ния», начавшееся в 20-х гг., партия должна, по его утвержде­ниям, объявить безжалостную войну классовым и сословным предрассудкам. В отличие от «буржуазного и марксистско-еврейского мировоззрения», откровенничал Гитлер, идея наци­онал-социалистского «народного государства» оценивает «зна­чение человечества в его базовых расовых терминах». Наибо­лее законченное выражение эта установка нашла в антисе­митизме.

Особенностью фашистской идейно-политической конструк­ции стало отождествление, органическое слияние понятий нации и национального государства, характеристика последне­го как расовой организации. Здесь имел место фактический апофеоз государства. Как утверждал, напр., один из идеоло­гов итальянского фашизма, С. Нунцио, государство является единственным и конечным источником власти. Фашисты от­вергали какие бы то ни было ограничения власти государ­ства. Оно по своей сущности интегрально и тотально, в его рамках нет места частному в отрыве от публичного. Эта идея нашла доктринальное выражение в следующем афоризме Муссолини: «Все внутри государства, ничего вне государства и ничего против государства». Государство рассматривалось как юридическое воплощение нации, наделенное ответственно­стью за определение природы, целей и интересов нации в каж­дый конкретный исторический период. В результате, по спра­ведливому замечанию Р. Фарначчи, фашизм «отождествлял общество с нацией, нацию с государством, экономическую деятельность — с политической деятельностью». Сущностной характеристикой фашизма является ориентация на слитность, тотальное единство всех без исключения сфер жизни в обществе. Это, в частности, проявилось в отрицании фашизмом важнейшего, можно сказать, центрального элемен­та современной западной цивилизации — гражданского об­щества и его институтов. Важным условием утверждения фа­шизма было размывание традиционной социальной страти­фикации, достижение культурной, социальной, нравственной, даже этнонациональной (в теории) однородности путем унич­тожения всех объединений, организаций, классов, сословий, союзов, которые могли бы разнообразить проявления чело­века, служить для него прибежищем и опорой, или полного их подчинения государству. Поэтому неудивительно, что в фашизме практически исчезло разделение между государством и гражданским обществом. Государство доминировало над об­ществом. Более того, и общество, и государство оказываются поглощенными одной-единственной господствующей парти­ей, которая превратилась в осевой институт государственной системы. Партия в свою очередь всецело отождествлялась с ее фюрером, или вождем. Гитлер декларировал: «Партия есть моя частица, а я — часть партии».

В соответствии с этими идеями все без исключения ресурсы страны, будь то материальные, человеческие или интеллек­туальные, были направлены на достижение одной-единствен­ной универсальной цели: установление тысячелетнего рейха в Германии и восстановление величия и славы Рима в Италии Единая универсальная цель обусловливает моноидеоло-гию в виде единой государственной идеологии Все, что не согласовывалось с единомыслием в отношении данной цели, предавалось анафеме и ликвидировалось Первоначально фашизм представлял собой комплекс техни­ческих приемов завоевания и удержания власти с помощью силы С удивительной гибкостью он подчинил все программные вопросы этой единственной цели Фашизм пронизывала установка, которая возносила воинственный дух, армейскую дисциплину, жестокость и прямое действие, при этом отвер­гались любые моральные соображения как способствующие ослаблению решимости воли Исходя из таких установок, иде­ологи фашизма утверждали, что сильный всегда берет верх над слабым, более решительный над нерешительным И нако­нец, все зависит от вождя, решениям которого необходимо беспрекословно подчиняться и немедленно выполнять При этом важно отметить, что фашизм как особый обще­ственно-политический феномен невозможен без массовой базы, массовости как таковой Он предполагает полную и безусловную лояльность отдельного человека, общества режи­му, партии и вождю Вождъ-фюрер и массы слиты в нераз­рывном единстве вождь-фюрер зависит от масс в такой же степени, в какой они зависят от него, без него они останутся аморфной толпой, лишенной внешнего представительства, в свою очередь сам вождь-фюрер без масс — ничто В целом фашистский тип человека — это государственный человек, преданный государству и всецело зависящий от него Так, ми­нистр юстиции в фашистском правительстве Италии в 1925 Г А Рокко характеризовал социальное и политическое миро­воззрение фашизма как «интегральную доктрину социально-сти» Нетрудно заметить, что вместо либерально-демократи-ческой формулы — «государство для человека» — предложе­на иная формула — «человек для государства» Все это было призвано обеспечить единство человека и об­щества, государства, партии, слитность всех структур обще­ственного бытия Поскольку не государство существует для людей, а, наоборот, люди существуют для государства,, то от­дельный человек приносится в жертву коллективу. Каждый индивид остается один на один с огромным всесильным ап­паратом принуждения Это, естественно, препятствует свобод­ному проявлению общественных сил Побеждает конформизм, народ превращается в массу Чрезмерная опека государства над своими гражданами наносит непоправимый вред энергии, деятельности и моральному характеру людей Тот, кем посто­янно и настоятельно руководят, в конечном счете отказыва-ется от своей доли самостоятельности и ответственности, ко­торой он обладает Все это существенно снижает или же вов­се устраняет способность к критическому анализу реалий со­временного мира, места своей страны в мире, самого себя в реальном социальном окружении.

В силу своей органической связи с политической борьбой спо­ры фашизма с др идейно-политическими и идеологическими течениями неизменно приобретали политическое содержание Это определяло нетерпимость и непримиримость его привер­женцев к позициям и аргументам оппонентов — представите-лей др течений и направлений, фанатичность в отстаивании собственных позиций и принципов Поэтому вполне объяс­нимы характерные для фашистского сознания крайние схе­матизм и редукционизм, сводящие все и вся к одной-един-ственной идее — истине

Это вело к превратному толкованию всех общественно-политических феноменов и процессов в официальной пропаганде фашистских режимов Был выработан одномерный подход к объяснению окружающего мира по формуле «абсолютно вер­ное против абсолютно ложного», «добро против зла», «свет против тьмы» Середины в таком подходе быть не может Тща­тельно разработан образ врага, чужака, как какого-то недо­человека, ущербного по своей сущности, некоего ненастоя­щего, которого просто не жалко оскорблять, унижать и даже физически уничтожать Такой подход рано или поздно пере­рождается в концепцию крестового похода и манихейский мессианизм, основывающийся на резком и бескомпромисс­ном разделении мира на сферы божественного и дьявольс­кого, проводящий непреодолимую грань между добром и злом При этом неукоснительно действует принцип — «кто не с нами, тот против нас» Исключая возможность какого бы то было компромисса, эта теория заговора не оставляет места для сил, занимающих нейтральную позицию Цемен­тирующим началом выступает идеология, а в качестве сред­ства реализации целей — физическая сила, насилие и террор.




 

Поиск по сайту