Федоров


ФЕДОРОВ Николай Федорович [26 мая (9 июня) 1829, с Ключи Тамбовской губ — 15 (28) декабря 1903, Москва] -русский религиозный философ Незаконнорожденный сын князя П И Гагарина Окончил Тамбовскую гимназию (1849), затем учился в Ришельевском лицее в Одессе (1849—52) Пу­тем самообразования приобрел энциклопедические познания в разных областях науки и искусства В 1854—68 преподавал историю и географию в уездных училищах средней России В 1869—73 работал в Чертковской библиотеке, в 1874—98 - в библиотеке Румянцевского музея, определив на четверть века ее духовную атмосферу Создатель философии музейного и библиотечного дела, выступил с рядом инициатив в области изучения и сохранения исторического и культурного насле­дия России Свое учение развивал с 1851, сначала устно, а со 2-й пол 1870-х гг — в крупных работах и статьях, после смер­ти Федорова его ученики В. А. Кожевников и Н П Петерсон подготовили к печати трехтомное собрание сочинений мыс лителя под названием «Философия общего дела» (в свет выш ли первые два тома. т. 1—2,1906—13). Федоров усматривал в эволюционном процессе стремление к порождению сознания, разума, которые, начиная с челове ка, призваны стать орудиями уже не бессознательного, а со знательиого, нравственно и религиозно направленного совер шенствовании мира (активная эволюция, регуляция природы) Опираясь на святоотеческую традицию (Василия Великого Григория Богослова, Григория Нисского), развил положения активно-христианской антропологии. Бог, создавший челове­ка по Своему образу и подобию, действует в мире прежде всего через человека и через него же Он будет осуществлять цент­ральные онтологические обетования христианской веры: вос­крешение умерших, преображение их природы, вход в бес­смертный, творческий эон бытия. Федоров изложил основь идеи богочеловечества, сотрудничества божественных и чело­веческих энергий в деле спасения, обосновал идею условнос­ти апокалиптических пророчеств. Благой исход истории, ста­новящейся «работой спасения», предполагает необходимости нового фундаментального выбора, связанного с императивом эволюционного восхождения. Обнажая изъяны односторон­него технического развития (протезная цивилизация), выдви­нул идею органического прогресса, ориентированного на пре­ображение физической природы человека. Новый, радикальный поворот в философии видел в отказе от отвлеченного мышления, пассивного созерцания, в переходе к определению ценностей должного порядка вещей, к выра­ботке плана преобразовательной деятельности человечества. Провозглашал нераздельность онтологии и деонтологии («ис­тина есть только путь ко благу»), необходимость проектив­ного мышления, превращения гносеологии в гносеоургию. Свою систему называл супраморализмом, обосновывал прин­ципы «совершеннолетней», «сыновней» нравственности («все мы братья по любви к отцам»), не ограничивая законы этики сферой человеческих отношений, указывая на зависимость нравственного начала в человеке и обществе от материаль­но-природного порядка вещей. Залогом достижения «всеоб­щего родства» считал преодоление смертоносных сил во внеш­нем мире и в самом человеке (психофизиологическая регуля­ция). Убежденный в неполноте альтруистической морали (жертвенность одних предполагает вечный эгоизм других), предлагал формулу: «не для себя и не для других, а со всеми и для всех». Антиномию индивидуализма и коллективизма разрешал через принцип соборности, утверждая его как ос­нову совершенного социального устроения (общество «по типу Троицы»).

Философия Федорова стоит у истоков русского религиозно-философского ренессанса, определяя многие его темы; пола­гает начало течению ноосферной мысли (русский космизм). Теургическая эстетика Федорова (переход от «искусства по­добий» к творчеству жизни, литургический синтез искусств) оказала воздействие на философско-эстетические искания кон. 19 — нач. 20 в.

Тэги: ,



 

Поиск по сайту