Хань Юй


ХАНЬ ЮЙ (Хань Туйчжи, Хань Чанли) [768, Хэян (совре­менная провинция Хэнань) — 824] — китайский философконфуцианец, литератор. Рано осиротел, занимался само­образованием, добился высшей ученой степени цзиньши. Был членом («доктором» — боши) Государственной акаде­мии (Гоцзы). Несколько раз за независимость суждений по­падал в опалу (в частности за то, что укорял императора за поклонение мощам Будды). Вместе с Лю Цзунъюанем был инициатором «движения за возвращение к древности» (фу гу). В литературной сфере оно вылилось в создание стиля, основанного на подражании простоте и строгости литера­туры эпохи Хань (206 до н. э. — 220 н. э.), а в сфере миро­воззрения проявилось в попытках возрождения авторитета конфуцианской мысли. Основные сочинения — «Юань дао» («Обращение к началу дао»), «Юань сил» («Обращение к на­чалу [индивидуальной] природы»), «Юань гуй» («Обращение к началу [мира] духов»), «Ши шо» («Поучения») и другие сведены в сборник «Чанли сяньшэн цзи» («Собрание про­изведений учителя Чанли»).

Хань Юй доказывал историческое первенство конфуцианства, в котором «передача традиции» идет непрерывно от «совершенномудрых» правителей древности, а не от более поздних «патриархов». Учения даосизма и буддизма, не признающие, по его мнению, «гуманности» (жэнь), а также «долга/спра­ведливости» (и), тем самым разоблачают свое несоответствие вселенским истокам морали. Подчеркивая ведущую роль «небесного предопределения» (тянь мин) в человеческой жизни (им обусловлены несчастья и благополучие), в то же время отмечал заведомую неопределимость границ компетенции Неба и человека в судьбе индивида. Признавал существова­ние «навей и духов» как «оформленных» и имеющих «вещное бытие/наличие» «безмолвных» («беззвучных» — у шэн) струк­тур. При совершении человеком недолжного поступка нави (гуй) воздействуют на «[телесные] формы» вещного мира. Эти воздействия проявляются в сфере «звуков», т. е. чувственно воспринимаемой области бытия, и ведут к несчастьям. При­давал большое значение жертвоприношениям как условию «доступа к Небу и духам», но отрицал присутствие сверхъес­тественных сил в предметах культа и мощах, отвергая покло­нение им.

Рассматривая исторический процесс как результат творчества «совершенномудрых» государей древности, Хань Юй подчер­кивал их роль как культурных героев и «учителей» человече­ства. Путь к восстановлению идеального общественного по­рядка древности, избавлявшего людей от голода и болезней, прививавшего им любовь, милосердие и трудолюбие, он ус­матривал в уничтожении даосизма и буддизма. Ликвидация их монашества, храмов и священных книг посредством импе­раторского указа должна обеспечить возвращение Поднебес­ной на «путь древних правителей».




 

Поиск по сайту