Харизма


ХАРИЗМА (греч. harisma — оказанная милость, дар) — осо­бая одаренность выдающихся людей, благодаря которой они способны совершать то, что лежит, казалось бы, за предела­ми человеческих возможностей. В религиозном смысле хариз­ма — «дар свыше», «от Бога». В Ветхом Завете харизма при­сутствует в представлении о людях, призванных к особому служению — царству, пророчеству или священству — и наде­ленных Богом особыми дарами (напр., чудотворения, как Моисей). В Новом Завете харизма — благодать: «по данной нам благодати имеем различные дарования» (Рим 12:6), по­этому «служите друг другу, каждый тем даром, какой полу­чил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией» (I Петр 4:10). В средневековой христианской теоло­гии харизмой считалось исключительное духовное свойство, ниспосылаемое Богом ради блага церкви в виде даров Свято­го Духа, классифицируемых по тройственному принципу: дары откровения — мудрость, знание и умение различать духов; дары силы — вера, чудеса и исцеления; дары речи — проро­чество, иноязыки и их истолкование. Христиане, полагающие, что харизма может изливаться на людей в настоящее время через «духовное общение» (в молитвах, особых обрядах) с Ду­хом Святым, называются харизматиками (напр., пятидесят­ники).

Из религиозного в общекультурный контекст понятие хариз­мы было перенесено Э. Трельчем и разработано прежде всего М. Вебером в его социологии с позиций теории социальнс го действия. Действия человека, наделенного харизмой, отличает непоколебимая уверенность в своей правоте, в том, что на него возложена некая миссия, которую он должен во чтобы то ни стало выполнить. Такой человек обладает необычайной притягательностью и в силу этого — особой властью над людьми (в отличие от власти, проистекающей не из личных дарований человека, а в силу занимаемой им должности). Харизма в этом плане является компонентом непосредственноэмоциональных и, следовательно, дорациональных жизнен­ных отношений между людьми. Именно здесь, по Веберу, за­ключен источник той социальной энергии, с помощью которой можно преодолеть инерцию традиции, конформизма, рассудочности. Харизма — ключевое понятие социологии Вeбера, позволяющее объяснить причину и характер социального изменения: наиболее важный источник обновления — это вмешательство людей, способных производить манипуляции, воспринимаемые как «необычные», оказывать влияние на других. Только с помощью понятия харизмы можно, по Веберу, объяснить социальные изменения самых крупных мас­штабов, которые не осуществляются обычными обществен­ными и историческими путями и движущими силами. В философии религии, этике, культурологии понятие хариз­мы позволяет фиксировать то, что выходит за рамки повсед­невной жизни и потому воспринимается как естественное, но чем все же не исчерпывается осознаваемая нами реальность. Больше того, в традиционном (дорационглистическом) об­ществе традиции и харизма, вместе взятые, определяли почти всю совокупность ориентации человеческой деятельное ти: когда действует харизма, люди рвут с обществом и господ­ствующими в нем традициями, совершают святотатство, от­казываясь от старых богов. Харизма, т. о., выводит человечес­кую деятельность за пределы правил и обычаев, вообще за пределы имеющего смысл. Без нее не было бы той веры, ко­торая дает силы людям совершать чудеса, преодолевать, ка­залось бы, непреодолимое, уповать на то, что и «невозмож­ное возможно».

Действие харизмы в истории, по Веберу, неравномерно: эно может как увеличиваться, так и иссякать. В 20 в. цивилиза­ция, с его точки зрения, застывает в кругу установившихся обычаев, нравов, смыслов, в оковах рационализации, бюрок­ратии, когда человек не находит в мире больше «ничего свя­того». Этот процесс Вебер называет «разволшебствлением мира», снятием с него всех «чар»: былая готовность к «жерт­воприношению интеллекта» в пользу веры, т. е. в пользу лю­дей, обладающих харизмой, сменяется принесением былой веры в жертву интеллекту, рациональности, расчету. Проблема харизмы имеет значение и за пределами изучения социокультурной динамики в макроперспективе: в социологии политики ее исследование важно для определения отношений между вождями и массами, природы харизматической власти, тоталитарных диктатур; в социологии религии — для изучения фундаменталистских движений, природы феномена, обозна­чаемого термином «тоталитарные секты», и т. д.; в философии религии — для раскрытия феномена веры, природы фанатиз­ма, природы религиозного творчества, причин рождения и умирания религий, а в более широком плане — для объяснения природы творческой, инновационной деятельности.




 

Поиск по сайту