Целесообразность


ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ — соответствие явления или про­цесса определенному (относительно завершенному) состоя­нию, материальная или идеальная модель которого представ­ляется в качестве цели. Целесообразность рассматривается, с одной стороны, как имманентная (внутренняя) взаимосвязь объекта самого по себе, а с другой — как некоторое отношение в сфере взаимодействия объекта и субъекта. Отношение целесообразности, характерное для человеческой деятельно­сти, вместе с тем может выступать в качестве научного прин­ципа исследования структуры и функций саморегулируемых и эквифинальных систем (т. е. систем, способных достигать одинакового конечного результата независимо от начальных условий). Генетически понятие целесообразности связано с целеполаганием как существенным элементом человеческой деятельности, характеризующим как мыслительные процес­сы, так и предметную деятельность человека, прежде всего процесс труда (см.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т, 23, с. 189). Основа целесообразной деятельности человека - законы внешнего мира, природы (см.: Ленин В. И. ПСС, т. 29, с. 171). В мышлении донаучного периода в силу его антропоморфизма представление о целесообразности, которая присуща человеческой деятельности, распространялось на природу. Антропоморфизм характерен и для религиозного мировоззре­ния, толкующего целесообразность как выражение боже­ственного разума; он лежит в основе идеалистической теле­ологии, извращенно представляющей целесообразность. Вме­сте с тем в классических формах телеологии (имманентная телеология Аристотеля, Лейбница, Шеллинга и особенно Ге­геля) были раскрыты некоторые диалектические аспекты про­блемы целесообразности. Научная интерпретация этой про­блемы стала возможной лишь в рамках мышления, выявля­ющего объективное значение целесообразности. При исследовании форм целесообразности как объективного факта природы особое значение приобретает изучение орга­нической целесообразности, которая проявляется в характер­ных для живых систем особенностях строения и функций, организации процесса обмена веществ, управление и регуля­ции и пр. Именно здесь телеология в разных ее формах пре­тендовала если не на универсальное значение, то во всяком случае на роль необходимого «дополнения» к якобы недо­статочному каузальному (причинному) анализу По мере раз­вития биологии постепенно преодолевалось телеологическое мышление, органическая целесообразность объяснялась об­ращением к материальным причинам. Особое значение име­ла здесь теория эволюции Дарвина, в которой органическая целесообразность представала как приспособленностъ орга­низмов к условиям их существования. Отвергая телеологию, дарвинизм вместе с тем не отбрасывал фактор органической целесообразности.

С позиций системно-структурного детерминизма получают объяснение не только структурные, но и генетичесние аспек­ты органической целесообразности, т. е. представление об из­вестной направленности (и в этом смысле целесообразности) морфофизиологической реакции — наследственных измене­ний, метаболических, термодинамических и прочих процес­сов в живых системах. Эта направленность процессов, опре­деляемая взаимодействием внешних и внутренних условий, активностью организмов, вырабатываемая исторически и в ин­дивидуальном развитии, реально обнаруживается лишь в ка­честве общей тенденции — статистически. Новые аспекты проблемы органической целесообразности раскрывает развитие биокибернетики, в частности принцип обратной связи, согласно которому в живых системах проис­ходит обратное воздействие конечного эффекта, результата процесса на его исходный пункт, начало. Отношение целесо­образности выступает здесь как специфическая форма взаи­модействия, позволяющая обнаружить определенную направ­ленность процессов, их обусловленность конечные и результатами, предстающими в качестве целей (разумеется, речь идет не о сознательных целях, а лишь об их аналогах, объектив­ных по самой своей природе). Условность подобного исполь­зования понятия целесообразности не является основанием для отказа от него. Аналогия с процессами целесообразной человеческой деятельности может быть в некоторых случаях весьма эффективной, в частности в биологии и кибернетике. В то же время вполне правомерен особый научный подход — т. н. целевой, ориентирующий исследование на анализ отно­шения целесообразности, взаимодействия процессов в экви­финальных системах. Основой его является методологичес­кий принцип целесообразности, т. е. подчинение процесса на­учного исследования его целевой, конечной стадии. Интер­претируемый т. о. целевой подход может широко применяться в исследовании не только таких систем, но и циклических про­цессов или процессов поступательного развития.




 

Поиск по сайту