Чарака-Самхита


«ЧАРАКА-САМХИТА» (санскр. «Carakasamhita») — трак­тат по медицине (аюрведа), начальные истоки которой пос­ходят еще к магическим представлениям и практике ведий­ской эпохи. Ядро «Чарака-самхиты», приписываемой лейб-медику при дворе кушанского царя Канишки — Чараке, по­следователю североиндийской медицинской школы Таксилы (французский индолог Ж. Фийоза приводил буддийские пре­дания, связанные с таксильской медицинской традицией), основавшему затем свою школу, сложилось, вероятно, ок. 2 в. Чарака рассматривает свое произведение как переработку на­следия его предшественника Агнивеши. В 8—9 вв. текст был отредактирован и дописан кашмирцем Дридхабалой. Текст «Чарака-самхиты» представляет собой обширный овод текстов, написанных на классическом санскрите прозой с мнемоническими стихами, в восьми книгах (стхана), которые делятся на главы. Книга I — пролегомены к изложению кон­кретных предметов медицинской науки. Во введении рассмат-ривается сама «наука долгожительства» (значение слова «аюр-веда»), в первой четверице глав — правила гигиены, затем че­тыре основания терапии, понятие болезни и ее четыре моду­са (в контексте исцелимости), цели человеческой жизни как таковые, функционирование в теле космических элементов, диететика и ряд других тем. По наблюдению немецкого индолога А. Вецлера, предлагаемая здесь квадрилемма «бо­лезнь — ее причина — терапия — средства терапии» воспро­изводит четыре благородные истины в буддизме — о страда­нии, его причине, его устранении и средствах последнего. В книге II исследуются причины основных болезней: лихорад­ки, опухолей, болезней крови, мочевого пузыря, кожных, ис­тощения, помешательства и эпилепсии. Книга III включает главы по процессу обучения медика теории аргументации, применявшейся в дискуссиях медицинских школ, кровенос­ным сосудам, диагностике и многому другому. Более цельная книга IV учение о человеке, эмбриология, анатомия, акушер­ство, а также детальный разбор составляющих индивида при котором с позиций философии санкхьи проводится разграничение проявлений духовного (Пуруша) и материального (Пракрити) первоначал. Книга V посвящена органам чувств (индрии) в связи с их заболеваниями — начиная с глухоты и завершая галлюцинациями (болезни ума-манаса, также при­числяемого к индриям) и диагностикой; здесь же перечисля­ются симптомы близкой кончины пациента. Книга VI, посвя­щенная терапии (чикитса), наиболее объемная вследствие де­тального рассмотрения стратегии лечения всех основных бо­лезней, перечисленных во второй книге. В фармакологической книге VII описываются отвары лечебных растений, лекарства, приготовленные из различных веществ. Книга VIII практичес­ки воспроизводит содержание предыдущих; в ней наиболее подробно расписано приготовление жидких лекарств. Чарака систематизирует представления ведийской эпохи о це­лительных функциях богов, предписывая помимо лекарств и соответствующие мантры. Обращение к дуалистической док­трине санкхьи позволяет понять его заботу о духовном нача­ле: следует более всего опасаться грез, во время которых оно может покинуть тело. Французский исследователь Ж. Варенн правомерно говорит о гиппократовском характере отражен­ной в «Чарака-самхите» этики. Книга III содержит описание религиозной церемонии окончания учебы: будущий врач обе­щает хранить в тайне профессиональные секреты, трудиться только ради пациентов, не разглашать их болезней, не уча­ствовать в приготовлении ядов (даже если ему повелит это царь) и быть по жизни образцом для других. Значительный интерес представляет помещенный в текст учебник по теории аргументации (III, 8, § 27—63), состоящий из теоретической части (половина включенных в нее тогш-ков пересекается с категориями ньяи) и практических реко­мендаций профессиональному диспутанту (среди которых не­редки примеры «полемического макиавеллизма»). Параграф «Науки диспута» позволяет реконструировать начальные ста­дии теории аргументации найяиков (другие топики в нем за­имствованы из категориальной системы вайшешики), в част­ности разработку семичленного силлогизма (см. Аваява) - к пяти членам добавляются обоснования тезиса пропонента и антитезиса оппонента, — в котором можно видеть попытку дальнейшей риторизации индийской логики, в известной мере преодоленной в «Ньяя-сутрах», составитель которой «дог­матизировал» начальную, пятичленную форму силлогистичес­кого умозаключения.




 

Поиск по сайту