Часть и целое


ЧАСТЬ И ЦЕЛОЕ—философские категории, выражаю­щие отношение между некоторой совокупностью предметов и отдельными предметами, образующими эту совокупность. Понятия части и целого присутствовали в философии с само­го начала ее возникновения. Одно из первых определений це­лого принадлежит Аристотелю: «Целым называется (1) то, у чего не отсутствует ни одна из тех частей, состоя из которых оно именуется целым от природы, а также (2) то, что так объемлет объемлемые им вещи, что последние образуют не­что одно» (Метафизика, 1023 в25). Категории части к целого определяются посредством друг друга: часть — это элемент некоторого целого; целое — то, что состоит из частей. В ка­ком отношении находятся целое и его части? В философии эта проблема формулировалась в самом общем виде: что яв­ляется более фундаментальным, исходным, важным — целое или его части? Ее решения постепенно оформились в виде двух альтернативных позиций, противоположные исходные принципы которых образовали так называемые «антиномии целостности». Важнейшие из этих антиномий таковы: 1) те­зис: целое есть не более чем сумма своих частей; антитезис: целое есть нечто большее, чем сумма его частей; 2) тезис: це­лое познается через знание его частей; антитезис: знание це­лого предшествует познанию его частей; 3) тезис: части пред­шествуют целому; антитезис: целое предшествует своим час­тям. Философская позиция, сводящая целое к его частям и рассматривающая свойства целого только как сумму свойств его частей, получила наименование меризма (от греч. «me­ros» — часть). Противоположная позиция, подчеркивающая несводимость целого к его частям, обретение целым новых свойств по сравнению с его частями, называется холизмом (от греч. «holos» — целый).

Представители как той, так и другой позиции приводили не­мало примеров, подтверждающих обоснованность их исход­ных принципов суммированием свойств входящих в них пред­метов. В физике и биологии выражением этой позиции яви­лись механицизм и редукционизм. Холистическая позиция проявилась в теории эмерджентной эволюции, в витализме, в гештальтпсихологии.

В истории философии и познания практически все мыслите­ли склонялись либо к меризму, либо к холизму, причем порой

один и тот же мыслитель при решении одних вопросов отда­вал предпочтение меризму, а при решении других — холизму. Платон и средневековые схоласты склонны были подчерки­вать примат целого по отношению к его частям. Английские эмпирики 17—18 вв. и представители французского Просве­щения под влиянием успехов ньютоновской механики пола­гали, что всякое целое может быть без остатка разложено на составные части и познание этих частей полностью раскры­вает природу любой целостности. Немецкая классическая фи­лософия (напр., Шеллинг и Гегель) разработала идею о раз­личии между органичной (способной к саморазвитию) и не­органичной целостностью.

В современной науке соотношение части и целого получило более точную разработку в системном подходе. Выделяют т. н. «суммативные» и «интегративные» системы. К суммативным системам относят такие совокупности элементов, свойства ко­торых почти целиком исчерпываются свойствами входящих в них элементов и которые лишь количественно превосходят свои элементы, не отличаясь от них качественно. Вхождение какого-либо элемента в такую совокупность ничего или по­чти ничего ему не добавляет, связи между элементами в та­ких системах являются чисто внешними и случайными. Интегративные системы можно назвать органично целым. Та­кие целокупности предметов отличаются следующими осо­бенностями: 1) они приобретают некоторые новые свойства по сравнению с входящими в них предметами, т. е. свойства, принадлежащие именно совокупности как целому, а не ее от­дельным частям; 2) связи между их элементами имеют зако­носообразный характер; 3) они придают своим элементам та­кие свойства, которыми элементы не обладают вне системы. Именно такие системы представляют собой подлинные це­лостности, а их элементы являются их подлинными частями.

Тэги:



 

Поиск по сайту