Ваджраяна


ВАДЖРАЯНА (vajrayana—алмазный путь), или мантра-яна («путь мантры») —буддийское направление тантриз­ма. Как эзотерическая практика внутри махаяны (см. Буд­дизм) ваджраяна возникла в 3—7 вв. в Индии и оттуда распространилась в Тибет, где раздробилась на множество сект (см. Ламаизм). Каноническими текстами этой тради­ции являются тантры («Гухьясамаджа», «Хеваджа», «Вадж-рабхайрава» и др.), садханы (руководства к порождению визуальных текстов) и жизнеописания выдающихся учи­телей. Легендарным основателем ваджраяны считается Падмасабхава (6 в.).

Ваджраяна приближает спекулятивные доктрины махаяны, напр., идею единства относительного (сансары) и абсолют­ного {нирваны, шуньяты), к индивидуальной жизни верую­щих, утверждая, что в каждом из них содержится несокру­шимая как алмаз (ваджра) «природа Будды», которую он может осознать и реализовать в собственном теле путем практики, сочетающей йогу и особые мистические и орга­истические ритуалы. Согласно ваджраяне, Бодхичитта («пробужденная мысль»), т. е. осознание своего тела как тела Будды, является семенем (биджа), а праджня (муд­рости—женщиной, ждущей осеменения. Мужское начало воплощено в упая — искусных средствах. Соединение праджни и упая и является желанной реализацией недвой­ственности. Другая важная пара: пассивное мужское нача­ло шуньята (взаимозависимость или относительность) и активное женское каруна (сострадание). Сексуальная символика и терминология подчеркивала естественный и спонтанный характер слияния абсолютного и относи­тельного.

Все будаийокие принципы существуют в ваджраяне и в форме абстрактных символов, и в форме божества, и в конкретных образах—чем они нагляднее, тем ниже уровень посвящения, и наоборот. В связи с эзотеризмом ваджраяны большую роль в ней играют духовные настав­ники; возникает своеобразный их культ. Возрастает и роль йоги, причем упор » ней делается не на «аналитической» медитации (мысленном разложении всего и вся на элемен­ты— дхармы), а на развитии практики визуализации об­разов разной степени символичности. Визуализируя раз­ные атрибуты того или иного сверхъестественного пер­сонажа, адепт—через серию переходящих друг в друга образов—приходит к ясному его «видению» в себе самом. Т. о., целью ваджраяны оказывается не столько духовная реализация буддийских доктрин, как в предшествующей традиции, сколько их мистическое и чувственное вопло­щение. Божества ваджраяны не существуют вне медита­ции, поэтому это не теистическая система, а предельно развитая индивидуальная ритуалистика, воплотившая в практику спекулятивные доктрины буддизма.




 

Поиск по сайту