Шабда-Адвайта


ШАБДА-АДВАЙТА (санскр. Sabdadvaita — недвойствен­ность слова) — религиозно-философская концепция индий­ского грамматиста Бхартрихари. Изложена гл. о. в первой ча­сти («Брахма-канда» — «Глава о Брахмане») его трактата "Ва­кьяпадия". «Лингвистический монизм» (как часто интерпретируют шабда-адвайту) обозначил, с одной стороны, отказ Бхартрихари от реалистической теории значений, разделяе­мой прежними грамматистами, а также мимансой, ньяей и вай­шешикой, с другой — его сближение с монистическими и абсолютистскими традициями, восходящими к Упанишадам и ярко выраженными в буддийской еиджняна-ваде. Если для реалистов основой всякого познания было прежде всего чувственное восприятие (пратъякша), особенно первая его фаза, на которой объект еще не дифференцируется в со­знании и не получает словесного определения (нирвикальпа пратьякша), то для Бхартрихари несловесное познание не­возможно в принципе: «В мире нет ни единой идеи, мысли или понятия (pratyaya), которые не приняли бы форму слова, все познание пронизано словом» (Вакьяпадия 1.123). Под сло­вом Бхартрихари понимает нечто более фундаментальное, чем словесную форму речи. Оно выступает у него символом пер­воначального внутреннего единства сознания, еще не рож­денной лингвистической формы и обозначаемого объекта, а познание — интуитивным открытием в себе этого глубинно­го Слова, врожденного всем существам. Это первичное, всеобъемлющее слово Бхартрихари отожде­ствляет с единым и вечным Брахманом. Хотя грамматист и говорит о подлинном единстве и неделимости Брахмана в про­тивовес кажущейся разделенности, он не проводит противо­поставления (появляющегося у Шанкары) между подлинной реальностью и иллюзией, между истинным познанием (ви-дья) и метафизическим незнанием (авидья). Если высшая ре­альность Шанкары—лишенный всех характеристик Брахман-Абсолют, пребывающий в вечности, незыблемый, то Брахман Бхартрихари содержит в себе реальные потенции-силы — такты. Т. о., в отличие от статического монизма Шанкары монизм Бхартрихари динамичен в своей основе. Многообра­зие мира и многообразие речи в конечном счете нереальны, но реальны силы-потенции Брахмана, вызвавшие их к жиз­ни. Благодаря своим шакти Брахман предстает как субъект, объект и акт познания.

Онтология Бхартрихари — «онтология потенций-сил» (М. Виардо). Грамматист наделяет такими силами буквально все — слова (выразительная, сигнификативная сила слова), понятия, вещи, события. В его мире ничто не реализовано полностью и окончательно, ничто не равно самому себе, все находится в процессе раскрытия, проявления, манифестации. Фактически сущее, включая язык, есть только игра таких сил, игра шак­ти. Каждый объект обладает всеми потенциями, слово — все­ми значениями. Бесконечность языка сталкивается с беско­нечностью объекта в каждом конкретном вербальном акте, но это не значит, что вербальное познание в принципе не­возможно. Оно возможно, поскольку осуществляется созна­тельным субъектом, который, учитывая общий контекст си­туации, выбирает определенный аспект реальности и наибо­лее подходящее для него слово. В терминах Бхартрихари вы­бор зависит от намерения говорящего (vivaksita).

Если в основе всего сущего, включая нас самих» лежит не чи­стое сознание-бытие, а значимое слово, содержащее хотя и очень тонкое, немыслимое и непроизносимое, но все же «по­слание», то мы вправе ожидать, что послание должно бь ть «прочитано», «понято», «расшифровано» неким сознающим «Другим». Это высшее слово-послание есть прежде всего Beдa, а его адресатами являются члены высших вари (сословий) С одной стороны, Веды являются средством приближение к Брахману — сущности слова, с другой — они сами — много­ликие проявления Слова, за которыми можно разглядеть его фундаментальное единство, символизируемое пранавой, сло­гом «Ом». Придав высший статус слову, Бхартрихари, не жа­лея красок, превозносит сотериологическую ценность грам­матики: «Она [грамматика] является первой ступенью на лес­тнице, ведущей к совершенству, а для тех, кто ищет освобож­дения (мокша), является прямым царским путем [к нему]» (Вакьяпадия 1.16).




 

Поиск по сайту