Эволюционная эпистемология


ЭВОЛЮЦИОННАЯ ЭПИСТЕМОЛОГИЯ - направ­ление в современной эпистемологии, которое своим возник­новением обязано прежде всего дарвинизму и последующим успехам эволюционной биологии, генетики человека, когни­тивной психологии, теории информации и компьютерной на­уки. Главный тезис эволюционной эпистемологии (или, как ее обычно называют в германоязычных странах, эволюци­онной теории познания и знания) сводится к допущению, что люди, как и другие живые существа, являются продуктом живой природы, результатом эволюционных процессов, и в силу этого их когнитивные и ментальные способности и даже познание и знание (включая его наиболее утонченные ас­пекты) направляются в конечном итоге механизмами орга­нической эволюции. В отличие от многих других эпистемо­логических школ и направлений эволюционная эпистемоло­гия исходит из предположения, что биологическая эволюция человека не завершилась формированием Homo sapiens — она не только создала когнитивную основу для возникновения человеческой культуры, но и, по-видимому, оказалась непре­менным условием ее удивительно быстрого прогресса за пос­ледние 10 тыс. лет.

Истоки основных идей эволюционной эпистемологии нетруд­но обнаружить в трудах классического дарвинизма, и прежде всего в поздних работах самого Ч. Дарвина "Происхождение человека» (1871) и "Выражение эмоций у людей и животных» (1872), где возникновение когнитивных способностей людей, их самосознания, языка, морали и т. д. связывалось в конеч­ном счете с механизмами естественного отбора, с процессами выживания и воспроизводства. Однако только после созда­ния в 1920—30-х гг. синтетической теории эволюции, подтвер­дившей универсальное значение принципов естественного от­бора, открылась возможность применения хромосомной те­ории наследственности и популяционной генетики к иссле­дованию эпистемологических проблем. Начало этому процессу положила опубликованная в 1941 статья известного немец­кого этолога Конрада Лоренца «Кантовская концепция a priori в свете современной биологии», где приводился ряд весьма убедительных аргументов в пользу существования у животных и человека врожденного знания, материальным базисом ко­торого выступает организация центральной нервной системы. Это врожденное знание, по мнению Лоренца, не есть нечто безотносительное к реальности, а суть фенотипический при­знак, подверженный действию механизмов естественного от­бора.

Впервые термин «эволюционная эпистемология», по-видимо­му, появился лишь в 1974 в статье психолога Д. Кэмпбелла, посвященной философии К. Поппера. Развивая эпистемоло­гический подход К. Лоренца, Кэмпбелл предложил рассмат­ривать знание не как фенотипический признак, а как фор­мирующий этот признак процесс. Познание в конечном сче­те ведет к более релевантному поведению и увеличивает при­способленность живого организма к окружающей среде (в т. ч. и к социокультурной, если речь идет о человеке). Несколько позднее этот новый, эволюционный взгляд на познание уда­лось интегрировать с теоретико-информационными моделя­ми биологической эволюции. Тем самым открылась возмож­ность связать биологическую эволюцию с эволюцией когнитивной системы живых организмов, с эволюцией их способ­ностей извлекать, обрабатывать и хранить когнитивную ин­формацию.

В 1980-х гг. в эволюционной эпистемологии сформировались две различные исследовательские программы. Первая про­грамма ориентирует на исследование характеристик когнитив­ных механизмов у животных и людей путем интенсивного распространения биологической теории эволюции на те ас­пекты или особенности живых организмов, которые являют­ся биологическими субстратами когнитивной активности. Дру­гая программа пытается изучать эволюцию идей, научных те­орий и культуры вообще с помощью моделей и метафор, за­имствованных из эволюционной биологии. Различия между этими программами относительны — представители всех на­правлений в эволюционной эпистемологии разделяют убеж­дение, что эволюционный подход может быть распространен на теоретико-познавательную проблематику, на эпистемические действия людей. Тем не менее в эволюционной эписте­мологии выделяются два относительно независимых уровня исследований. Первый уровень эволюционной эпистемоло­гии — это скорее биологическая теория когнитивных процес­сов (Лоренц, Кэмпбелл, Р. Ридль и др.) и различные концеп­ции когнитивной эволюции живых организмов (включая че­ловека). Ко второму уровню можно отнести те методологии и метатеории, которые реконструируют развитие научных те­орий, идей, рост научно-теоретического знания, привлекая для этих целей эволюционные модели (Поппер, С. Тулмин, И. Лакатос и др.)

Современные теории генно-культурной коэволюции (Э. Уилсон, Ч. Ламсден) наметили новые точки соприкосновения между этими относительно обособленными до последнего времени направлениями исследований в эволюционной эпи­стемологии, которые выходят далеко за пределы традицион­ных метафор и аналогий. С позиций этих теорий не только эволюция познания, но даже такие ее утонченные стороны, как, напр., исследовательские стратегии или рост научно-те­оретического знания, могут успешно изучаться как аспект универсального процесса информационного развития. Основ­ная задача эволюционной эпистемологии, как ее понимает подавляющее большинство исследователей, состоит прежде всего в разработке всестороннего и максимально исчерпыва­ющего подхода к развитию познания, который существенно выходит за пределы классических философских традиций. Ре­ально этот подход может быть только междисциплинарным, т. к. он базируется на результатах, полученных в самых раз­личных науках (прежде всего в когнитивной науке), если эти результаты имеют хотя бы некоторое отношение к пробле­мам познания.




 

Поиск по сайту