Эгоизм


ЭГОИЗМ (от лат. ego — я) — жизненная позиция, в соот­ветствии с которой удовлетворение человеком личного интереса рассматривается в качестве высшего блага и соответствен­но каждому следует стремиться только к максимальному удов­летворению своего личного интереса, возможно, даже игно­рируя и нарушая интересы других людей или общий интерес. Эгоизм противоположен альтруизму. В отличие от последне­го он не является определенной, нормативно отрефлексированной нравственной позицией; эгоизм — это продукт этико-философского обобщения описания реальных нравов и как этическая доктрина представляет собой результат вторич­ной по отношению к этому обобщению реконструкции. Лишь в этико-философской и моралистической критике эгоистичес­ких нравов и характеров эгоизм был обобщен до определен­ной нормативной и поведенческой модели. Эгоизм проявляется в ситуации конфликта интересов, когда удовлетворение личного интереса происходит в ущерб инте­ресу другого человека. В этом плане его следует отличать от себялюбия, т. е. естественного чувства самосохранения и бла­говоления к самому себе. Эгоизмом также иногда называют самомнение или самодовольство, при котором благоволение к себе может в самом деле осуществляться за счет других. Эго­истическое поведение следует также отличать от действий, преследующих частный интерес: в последнем могут быть реп­резентированы и общезначимые цели. Эгоизм неправильно смешивать с индивидуализмом.

Дж. Роулз выделяет три вида эгоизма, которые можно обо­значить как: 1) диктаторский эгоизм: «все должны служить моим интересам»; 2) эгоизм собственной исключительности: «все должны следовать моральным принципам, кроме меня, если это мне невыгодно»; 3) анархический, или общий, эго­изм: "всем позволительно преследовать собственные интере­сы, как им заблагорассудится». Первые две формулы проти­воречат фундаментальным нравственным требованиям — золотому правилу нравственности и заповеди любви. Третья формула может быть признана в качестве морально досто­верной, но при определенной модификации второй ее части: "...если они не нарушают интересы других». В таком виде она вполне вписывается в нравственную норму «не вреди». В истории философии действительная роль эгоизма как со­циального качества отражена в учениях, выводящих из него все разнообразие общественной жизни (софисты, Гоббс, ути­литаризм, Штирнер, Чернышевский). В новоевропейской об­щественной мысли выработана концепция эгоизма разумно­го, которая постепенно трансформировалась в особенную свою форму — утилитаризм. Этико-философская несостоя­тельность разумно-эгоистических учений с разных мировоззренческих и теоретических позиций была обоснована Кан­том, Кьеркегором, Марксом, Достоевским. Как показали дис­куссии вокруг т. н. дилеммы заключенного (см. Заключенно­го дилемма), разумно-эгоистическая поведенческая установка практически не может быть реализована последовательно. В своеобразной форме разумно-эгоистическая схема нравствен­ности воспроизведена в социобиологии, в частности в кон­цепции «взаимного альтруизма» (см. Эволюционная этика), согласно которой альтруистическое поведение входит в лич­ный интерес индивида.

Теории разумного эгоизма отразили ту особенность опосред­ствованных товарно-денежным хозяйством отношений, ко­торая заключается в том, что автономный и суверенный ин­дивид может удовлетворить свой частный интерес лишь как субъект деятельности или обладатель товаров и услуг, удов­летворяющих интересы других индивидов; иными словами, лишь вступая в отношения взаимопользования, которые, обусловленные равенством сил или соответствующими правовы­ми установлениями, объективно ограничивают эгоистическое своеволие. Как показали Гоббс, Мандевиль, А. Смит, эгоизм является существенным мотивом экономической и полити­ческой деятельности, важным фактором общественной жизни.

Ограничение эгоизма оказывается возможным посредством наложения на эгоистического индивида обязанностей и при­нятия им на себя соответствующих обязательств. Однако пос­леднее может противоречить эгоизму как личной позиции — обязательства принимаются эгоистом только в случае, если они отвечают его интересам. Но в таком случае, во-первых, другие оказываются средством для достижения его целей; во-вторых, не обязательство, а личный интерес продолжает ос­таваться основанием его поступков, и, если потребует его ин­терес, эгоист готов будет поступать и прямо противополож­ным образом. Коль скоро речь идет об увеличении личного блага, то добродетель и правильность поступка оказываются поставленными в зависимость от утилитарно понятой рацио­нальности поведения. Принципиальное нормативное ограни­чение эгоизма обеспечивается основными моральными тре­бованиями и ценностями, которые (независимо от различий в культурно-региональных традициях) по существу направ­лены именно против эгоизма (см. Декалог, Золотое правило нравственности, Милосердие). Однако помимо этих содержа­тельных императивно-ценностных ограничений мораль об­ладает и формальными признаками (по-разному выделяемы­ми, напр., Кантом, Муром, Роулзом), которые исключают эгоизм.




 

Поиск по сайту

  • http://www.specialauto.net