Евдемова этика


ЕВДЕМОВА ЭТИКА ("Hdim Ейбтц-иа) — одно из трех (наряду с «Никомаховой этикой» и «Большой этикой») эти­ческих сочинений Аристотеля. Наличие трех сочинений, различных по форме изложения, но единых по содержанию, является уникальным случаем в истории философии и ставит исследователей в тупик; вероятнее всего, речь идет о трех чи­танных Аристотелем в разное время лекционных курсах, а соответственно и разных редакциях одного и того же этичес­кого учения. Все три этики по общим принципам системати­зации, тематике, составу идей совпадают. Из восьми книг «Евдемовой этики» три средних (IV, V, VI) полностью иден­тичны трем средним книгам (V, VI, VII) «Никомаховой эти­ки» (переписчики «Евдемовой этики» опускали эти книги, ог­раничиваясь ссылкой на указанное совпадение) — еще одна загадка этических сочинений Аристотеля, не имеющая до сих пор удовлетворительного объяснения. Остается откры­тым вопрос о месте «Евдемовой этики» в ряду трех этик Ари­стотеля. Один из последних и авторитетнейших комментато­ров этических текстов Аристотеля, Ф. Дирлмайер, предпола­гает, что она является второй — составлена (продиктована) после «Большой этики» и перед «Никомаховой этикой». Кос­венные ссылки на «Евдемову этику» можно найти у самого Аристотеля: анализ встречающихся в его «Политике» пря­мых ссылок на «Этику» и цитат из нее (всего в «Политике» шесть таких ссылок) показывает, что под «Этикой» могла иметься в виду как «Большая этика», так и «Евдемова этика». В первом из известных, составленных в перипатетической школе каталогов произведений Аристотеля (каталог Аристо­на, конец 3 в. до н. э., приводится у Диогена Лаэртского) упоминается «Этика» из пяти книг — предположительно имеется в виду именно «Евдемова этика» (за вычетом трех средних книг, перешедших в «Никомахову этику» или заим­ствованных из нее). Первая литературная ссылка на все три этики Аристотеля, среди которых первой называется Евде­мова, принадлежит платонику Аттику (вторая половина 2 в.). Самая древняя из дошедших до наших дней рукописей «Ев­демовой этики» относится к 13 в. Первый латинский пере­вод — к 15 в. Первый комментарий принадлежит иезуиту Сильвестру Маурусу (17 в.). Название традиционно связыва­лось с именем любимого ученика Аристотеля Евдема из Ро­доса, который одними исследователями рассматривался как автор, другими — как издатель этого произведения; Ф. Дирл­майер высказал предположение, что речь может идти об Ев-деме Кипрском, погибшем в 354 до н. э. друге Аристотеля, которому последний посвятил свое сочинение. Многие ис­следователи (Ф. Шлейермахер, Л. Шпенгель, Э. Целлер, Т. Циглер и др.) оспаривали авторство Аристотеля — один из важнейших аргументов состоял в том, что в заключительной части произведения (VIII, 3, 1249 в) содержится совершенно нетипичное для этической теории Аристотеля утверждение о боге как высшей инстанции в нравственных проблемах (как пишет Э. Целлер, «Евдем ставит человеческое действие по своему происхождению в тесную связь с идеей бога»). В. Йегер в начале нынешнего столетия попытался обойти это зат­руднение, предположив, что работа является ранним этичес­ким сочинением Аристотеля и несет на себе следы теономной этики позднего Платона. Специальное исследование спорного места (Wagner D. Das Problem einer theonomen Ethik bei Aris-toteks, Hdlb,, 1970) позволило заключить, что речь идет не о боге во вселенной, а о боге в человеке, т. е. разуме; обозначе­ние разума как божества типично для Аристотеля, как и для его эпохи в целом. Тем самым снимается основной аргумент, мешавший признать «Евдемову этику» подлинным произведе­нием Аристотеля. Необычную точку зрения о ее хронологии высказал Э. Кенни (Kenny A. The Aristotelian Ethics. A Study of the Relations between the Eudemian and Nicomachean Ethics of Aristotle. Oxf, 1978), считающий «Евдемову этику» более по­здним и более зрелым сочинением, чем «Никомахова этика». Тематика «Евдемовой этики» строится следующим образом: кн. I — счастье в контексте трех образов жизни; кн. II — общее понятие добродетели, анализ человеческих действий под углом зрения вменения; кн. III — отдельные этические добродетели; кн. VII — дружба; кн. VIII — своеобразие рассудительности, счастливая удача, калокагатия; три средние книги, совпадаю­щие с соответствующими средними книгами «Никомаховой эти­ки», посвящены анализу справедливости (IV), дианоэтических добродетелей (V) и удовольствий (VI). Рассмотренная по суще­ству, этика Аристотеля характеризуется единством счастья и добродетели: счастье понимается как самоценное состояние, совпадающее с добродетельным (совершенным) поведением, а добродетель — как гармонично-деятельное состояние души, имеющее самоценный смысл и соответствующее признакам, которые обычно люди связывают с представлением о счастье. Это единство предметно реализуется в формах дружественных отношений полиса и философско-созерцателъной деятельнос­ти. Отсюда — две эвдемонии (два счастья): вторая эвдемония, связанная с этическими (нравственными) добродетелями, и первая (высшая) эвдемония, связанная с дианоэтическими (мыслителъными) добродетелями.

На рус. яз. переведена частично (книги: 1, II, 1, VIII) Т. Мил­лер (см. Гусейнов А. А., ИррлитцГ. Краткая история этики. М., 1987, Приложение, с. 509—527).

Обзор наиболее авторитетных изданий «Евдемовой этики», переводов на европейские языки и литературы о ней см.: Aristoteles. Werke, Bd. 7. Eudemische Ethik ubersetzt und kommentiert von Franz Dirlmeier. В., 1969, S. 122—127.




 

Поиск по сайту