Эйкен


ЭЙКЕН (Eucken) Рудольф (5 января 1846, Аурих — 16 сен­тября 1926, Иена) — немецкий философ, фихтеанец. Профес­сор философии в Базеле (с 1871), в Иене (с 1874). Лауреат Нобелевской премии по литературе (1908). Эйкен выступал в 1880-х гг. как глава философского движения за возрождение идеалистической метафизики и как противник господствую-щего позитивистско-натуралистического мировоззрения. Эйкен стремился создать — в традиции немецкого классического идеализма — концепцию метафизики духа, сочетая при этом фихтеанский активизм с религиозно-христианской позицией и некоторыми принципами, впоследствии вошедшими в философию жизни.

Исходный пункт философии Эйкена — утверждение автономности, вечности и единства духовного мира, его абсолютного смысла и ценности. Но, согласно Эйкену, этот высший мир духа, входящий в эмпирический мир души, может быть обнаружен лишь через нравственные усилия, нравственные дей­ствия, под которыми он понимает всю духовную деятельностъ и культуру вообще. Свое понимание духовного мира не только как психологического явления, но и как вечной ценности, которая должна стать высшей действительностью, Эйкен, в отличие от психологического, назвал ноологическим (от цеч. noos — разум, дух). Ноологический метод включает каждое эмпирическое проявление духовной жизни в «целое» духов-ной жизни и тем самым выясняет и освещает ее. Однако Эйкен не отрицает и психологический метод, но только как метод анализа реальной обусловленности духовной жизни, а не самого духа. Эйкен выступает с критикой мировоззрений, жиз-ценных систем (синтагм), которые он считает наиболее рac-пространенными: 1) натурализм, сводящий внутренний мир к внешнему; 2) интеллектуально-пантеистические синтагмы с их «бесконфликтным» отношением к миру. Он считает, что необходима новая, религиозная жизненная система — «лич­ностная система», в которой живым центром всех духовных явлений утверждается личностное существо, духовная жизнь здесь пронизана «субстанциальным» нравственным началом. Своеобразно развивая христианскую идею преображения кос­моса и идею богочеловечества (характерную и для русской религиозной философии), Эйкен формулирует задачу учас­тия человечества «в движении вселенной» и достижения "не­видимой гармонии мировой жизни...» (Эйкен Р. Смысл и цен-ность жизни. Харьков, 1911, с. 113) через «существенную со­гласованность» в духовном творчестве, «самообновление» и "самовозвышение». Однако, обращаясь к религии как к аб­солютной духовной жизни, Эйкен критикует ее историчес­кие формы, отрицательно относится к церкви. В начале 20 в. Эйкен получает широкую известность. В Германии организуется «Эйкеновский союз» (Eucken-Bund). С учением Эйкена знакомятся в Англии, Скандинавии, США, Японии, но популярность его связана скорее с проповедническим пафосом и борьбой против «обезличивающей культу­ры», чем с концепцией «метафизики духа».



Эйн Соф


ЭЙН СОФ (евр. бесконечный или бесконечность) — в каб­бале трансцендентное Божество, стоящее над сефирот и по­рождающее их в процессе эманации (термин впервые заоик-сирован у Исаака Слепого, ок. 1200); в некоторых шкалах отождествляется с высшей сефирот Кетер; у И. Лурии — Бо­жество до цимцума. Вбирает в себя черты сверхбытийного Единого у в неоплатонизме именуется Айн («ничто»). Наряду со строго апофатическим пониманием Эйн Соф существовала тенденция приписывать ему ту или иную градицию: говорилось о сефирот, сокрытых в Эйн Соф, о различных ступенях Эйн Соф, о свете и субстанции Эйн Соф; у некоторых каббалистов парадоксальным образом именно Эйн Соф приобретает ант­ропоморфные черты (ср. Адам Кадмон). В то время как одни каббалисты считают, что мысль и религиозная практика могут быть направлены только на Божество, явленное в сефирот, дру­гие признают возможность не только литургического общения, но и мистического единения с Эйн Соф.



Эйнштейн


ЭЙНШТЕЙН (Einstein) Альберт (14марта 1879, Ульм, Германия — 18 апреля 1955, Принстон, США) — физик-теоре­тик, один из основоположников современной физики. В 1900 окончил Цюрихский политехникум. В 1902—08 работал экс­пертом в патентном бюро в Берне, в 1908—09 — приват-до­цент в Бернском университете. В 1909—11 — профессор Цю­рихского университета, в 1911—12 — профессор Немецкого университета в Праге, в 1912—14 — профессор Цюрихского политехникума. В 1913 избран в Прусскую академию наук. В 1914—33 — профессор Берлинского университета и директор Института физики. В 1933 эмигрировал в США, где до конца жизни работал в Принстонском институте высших исследо­ваний. Лауреат Нобелевской премии по физике (1921). В 1905, продолжая исследования Г Лоренца, А. Пуанкаре и др., Эйнштейн разработал специальную теорию относитель­ности, основанную на принципах относительности (в любых инерциальных системах все физические процессы протекают одинаково) и постоянства скорости света в вакууме незави­симо от движения источника. Концепция Эйнштейна — от­каз от характерного для классической физики понятия абсо­лютной одновременности, она дала возможность согласовать пространственно-временные понятия механики и электроди­намики, в т. ч. установить преобразования Лоренца, как со­ответствующие переходу от одной инерциальной системы от­счета к другой и оставляющие инвариантными законы дви­жения во всех физических теориях. Идеи Эйнштейна были развиты Г. Минковским, предложившим в 1908 единую кон­цепцию четырехмерного пространства-времени. В 1905 Эйн­штейном была предложена идея квантованной структуры из­лучения (фотона), оказавшаяся плодотворной для объясне­ния фотоэффекта и др. явлений (впоследствии за это откры­тие он получил Нобелевскую премию). В ноябре 1915 Эйнштейн завершил построение основ общей теории отно­сительности, согласно которой тяготение рассматривалось как искривление пространства-времени. Важный вклад в установ­ление общерелятивистских уравнений гравитационного поля был внесен также Д. Гильбертом (с которым Эйнштейн вел плодотворную научную переписку). В 1917 Эйнштейн на ос­нове этой теории развил идеи релятивистской космологии. В последующие годы его внимание было сосредоточено на про­блеме построения единой геометрической теории гравитаци­онного и электромагнитного полей. Исследования Эйнштейна оказали огромное влияние на философию науки и филосо­фию 20 в. в целом.

Философское мировоззрение Эйнштейна сложилось под вли­янием философии Канта, Спинозы, Юма и Маха. Критичес­кий анализ основ механики, методологические установки Маха (ориентация на принцип наблюдаемости, операциональ­но-измерительный подход, мысленный эксперимент) оказа­ли важнейшее влияние на разработку Эйнштейном специаль­ной и общей теории относительности. Эйнштейновская фи­лософия науки, его эпистемологическая концепция сложились на основе его опыта теоретика и суммированы в его письме к М. Соловину от 7 мая 1952 (см. Эйнштейновский сборник. М., 1967, с. 26). Задача теоретика — на экспериментально-эмпирической основе Е («непосредственные данные нашего чувственного опыта») открыть фундаментальные законы при­роды А («аксиомы»), согласовав их через посредство логически (дедуктивно) выведенных из А частных утверждений S с экс­периментальными данными Е. Логического же пути от Е к А, по Эйнштейну, не существует. Хотя Эйнштейн считал, что этот путь опирается исключительно на интуицию, анализ его ра­бот позволяет выявить некоторые характерные черты его эпистемологической техники: виртуозное владение методоло­гическими принципами физики (соответствия, наблюдаемос­ти, симметрии, сохранения, причинности, простоты, единства и др.); восприятие проблемных ситуаций как асимметрий и стремление к теоретическому выражению симметрии, обна­руживаемых на эмпирическом уровне; постулативно-объясни-тельная инверсия (постулирование того, что требует объяс­нения) и др. К этому следует добавить эпистемологические императивы, вытекающие из его философской концепции, ус­ловно обозначаемой как онтологический рационализм и свя­занной с «космической религией Эйнштейна» («вера в раци­ональную природу реальности», представляющей собой реа­лизацию простейших математически мыслимых элементов). Хотя Эйнштейн внес значительный вклад в создание и раз­работку квантовой теории, он не принял стандартную ныне копенгагенскую интерпретацию квантовой механики, считая последнюю неполной теорией. Он полагал, что специфичес­кие квантово-механические черты реальности (вероятност­ный характер, принципы дополнительности и неопределен­ности) получают свое объяснение на основе единой геомет­рической теории поля.

В 1939 вместе с Л. Сциллардом и Е. Вигнером Эйнштейн стал инициатором создания ядерного оружия в США, об­ратившись с соответствующим предложением в письме к Ф. Рузвельту, которое было стимулировано реальной угро­зой создания этого оружия в фашистской Германии. В пос­леднее десятилетие своей жизни активно боролся за ядер­ную безопасность, видя выход в создании «мирового прави­тельства».



Эйдос


ЭЙДОС (греч. eidos, лат forma, этимологическая тождествен-ность русскому «вид») — термин древнегреческой философии. В дофилософском словоупотреблении (начиная с Гомера) и по большей части у досократиков — (внешний) «вид», «образ», однако уже в 5 в. до н. э. (у Геродота 1, 94 и Фукидида 2, 50) засвидетельствовано значение, близкое к «виду», как классификационной единице. У Демокрита (В 167 = № 288 Jly.) — одно из обозначений «атома», собственно «(геомет­рическая) форма», «фигура». У Платона (наряду с дофило-софскими значениями) — синоним термина «идея» (idea), трансцендентная умопостигаемая форма, существующая от­дельно от единичных вещей, которые к ней причастны, объект достоверного научного знания. Полемика Аристотеля против «отделимости» эйдосов-идей приводит к новому значению «(имманентно) формы», неотделимой от материального субстрата (см. Форма и материя, Гилеморфизм) в логике и биологии Аристотеля эйдос — «вид» (species) как классификационная единица, подчиненная «роду». В среднем платонизме осуществляется синтез: платонические эйдосы-идеи становятся «мыслями бога», аристотелические эйдосы-формы — имманентными умопостигаемыми сущностями 2-го порядка, отражением идеи в материи (Альбин). Плотин сохраняет это различение, соотнося его со своей иерархией ипостасей: идеи помещаются в уме (нусе), имма­нентные формы (которые Плотин вслед за стоиками называет также логосами) — в душе (психе). В феноменологии Гуссерля эйдосы — чистая сущность, объект интеллектуальной интуиции.



Эдипов комплекс


ЭДИПОВ КОМПЛЕКС - понятие психоанализа З.Фрей­да. Названо по имени героя древнегреческой трагедии царя Эдипа, который, не зная этого, убил собственного отца и же­нился на собственной матери; узнав истину; он ослепил себя. Для аналогичных переживаний девочек Фрейд ввел понятие "комплекс Электры». Согласно Фрейду, в фаллической фазе сексуального развития (в возрасте 3—5 лет) ребенок сталки­вается с острым конфликтом в отношении своих родителей. Так, мальчик испытывает сексуальное влечение к собствен­ной матери и желание устранить отца в качестве соперника (позитивный Эдипов комплекс). Страх наказания со сторо­ны отца (комплекс кастрации) приводит мальчика к отказу от либидинозных привязанностей, которые десексуализиру-ются и отчасти сублимируются. Не будучи в состояния изба­виться от отца, мальчик идентифицирует себя с ним, перени­мая черты взрослого мужского поведения, а также систему моральных инструкций и запретов, присутствующих у взрос­лого, которые отныне становятся частью его личности. Наблюдается и противоположное желание — заменить отцу мать и качестве объекта желания (негативный Эдипов комплекс). Часто обе формы сочетаются, и возникает амбивалентная ус­тановка по отношению к родителям — следствие бисексуальности, внутренне присущей каждому человеку. Для Фрейда и представителей классического психоанализа Эдипов комплекс стал краеугольным камнем их теории, а также их понимания невротических конфликтов и психопатологического развития. на современном психоанализе понятие Эдипова комплекса часто употребляется в широком значении, для обозначения и характеристихи всей гаммы отношений внутри «семейного треугольника» (мать—отец—ребенок).



Эддингтон


ЭДДИНГТОН (Eddington) Артур Стенли (28 декабря 1882, Кендал — 22 ноября 1944, Кембридж) — выдающийся анг­лийский астроном и физик, член Лондонского Королевского общества (1914). Окончил Манчестерский (1902) и Кембрид­жский (1905) университеты. В 1906—13 работал в Гринвичс­кой обсерватории, профессор астрономии Кембриджского университета (1913—44), директор обсерватории Кембридж­ского университета (1914—44), президент Международного астрономического союза (1938—44). Член-корреспондент АН СССР (1923).

Основные работы посвящены астрономии (проблеме звезд­ных движений и распределения звезд), астрофизике (теории внутреннего строения звезд и звездных атмосфер, физике пульсирующих звезд и межзвездной материи), релятивистс­кой теории тяготения и космологии, а также проблеме пост­роения единой теории поля. Эддингтон впервые обосновал фундаментальное в физике звезд соотношение, связывающее их массу и светимость, установив закон взаимосвязи массы звезды с ее температурой, светимостью и давлением излуче­ния (1924). Им же была разработана модель звезды (модель Эддингтона) и на ее основе — теория строения звезд. В 1919 экспериментально подтвердил отклонение света звез­ды в поле тяготения Солнца, предсказанное А. Эйнштейном в рамках общей теории относительности. Эддингтон — автор ряда книг по общей теории относительности, активный ее по­пуляризатор. Эддингтон внес важный вклад в проблему гра­витационных волн, в проблему вывода уравнений движения тел в общей теории относительности из уравнений гравита­ционного поля, предсказал гравитационное линзирование, разработал некоторые важные математические аспекты тео­рии (преобразование Эддингтона—Фильтшггейна и др.). В космологии известна модель Эддингтона—Леметра, согласно которой Вселенная вначале находится в статическом состоя­нии, а ее расширение начинается после конденсации галак­тик.

В 1921, развивая идеи Г. Вейля, предложил свой вариант еди­ной теории поля, основанный на дальнейшем обобщении гео­метрии на основе пространств аффинной связности. В даль­нейшем разрабатывал геометрические обобщения уравнения Дирака, следствием которых должно было стать обоснова­ние целочисленных, по его мнению, значений всех мировых безразмерных постоянных — постоянной тонкой структуры и др. Эти идеи Эддингтона подвергались критике как фило­софами, так и учеными как возрождающие пифагореизм в со­временной физике.

В ранний период творчества Эддингтон склонялся к логи­ческому эмпиризму с элементами операционализма и конвенционализма. В дальнейшем испытал влияние А. Н. Уайтхеда и развил его идею о наблюдении как селекции (УайтхедЛ. Я. Избр. труды по философии. М., 1990, с. 74) до оригиналь­ной эпистемологической концепции селективного субъекти­визма. Согласно ей, разум имеет врожденные модели, кото­рые и применяет к описанию реальности («разум берет от при­роды то, что он сам в нее поместил»). Таковы и физические понятия пространства, времени и др., отражающие субъектив­ный характер восприятия мира. Физические конструкции, со­гласно Эддингтону, — лишь «селекция (отбор) из той схемы узора, которая плетет сама себя». Эддингтон подчеркивал связь языка науки с обыденным языком («обобщенный прин­цип соответствия»). Эддингтон ввел важное для современной эпистемологии физики понятие «стрелы времени», развил концепцию эпистемологических принципов физики (близкую концепции методологических принципов), высказывал идеи, родственные попперовскому фальсификационизму. При этом он разделял идеи религиозного мистицизма. Эддингтон од­ним из первых привлек антропные идеи к оценке различных космологических моделей.



Эго-психология


ЭГО-ПСИХОЛОГИЯ (лат. ego -я) -одна из ветвей пси­хоанализа, развивавшаяся последователями 3. Фрейда — его дочерью А. Фрейд, X. Хартманом, Д. Раппопортом и др. Впер­вые структурная теория психики, включающая Я, Оно и Сверх-Я, была изложена в статье 3. Фрейда «Я и Оно» (1923). Первостепенной фикцией Я Фрейд считал задачу самосохра­нения, а также обретения средств, с помощью которых стало бы возможным осуществлять одновременно адаптацию к воз­действиям со стороны Оно, Сверх-Я и к требованиям окру­жающей реальности. Я берет на себя функцию задержки ин­стинктивной разрядки и ее контроля и осущеетвляет ее с по­мощью ряда механизмов, в т.ч. механизмов защиты. Важным вкладом в развитие эго-психологии явилось появление в 1936 работы А. Фрейд «Я и механизмы защиты», а в 1939 — книги Хартмана «Психология Я и проблемы адаптации». С точки зрения А. Фрейд, защитные механизмы определяют тип лич­ности индивида, его характер и способы справлятъся с тревогой, возникающей вследствие его психических конфликтов. Результатом анализа должно явиться успешное разрешение конфликта, а не восстановление вытесненного желания. Хар-тман уделил особое внимание врожденному развитию того, что он назвал бесконфликтными сферами Я, считая, что био­логическое оснащение человека не зависит от влечений и слу­жит адаптации, которая также относительно независимо раз­вивается в процессе биологического созревания; речь, в част­ности, идет о восприятии, моторике, памяти, функциях конт­роля и координации. Концепция Хартмана, содержащая такие понятия, как функция Я, сила Я, слабость Я, ограничение Я, привела к расширению аналитической теории развития Я (в этом же налравлении работали Д. Раппопорт и др.).



Эгоизм разумный


ЭГОИЗМ РАЗУМНЫЙ — этическое учение,предполага­ющее, что: а) все человеческие поступки имеют основанием эгоистический мотив (желание блага себе); б) разум позволя­ет выделить из общего объема побуждений такие, которые со­ставляют правильно понятый личный интерес, т. е. позволя­ет обнаружить ядро тех эгоистических мотиваций, которые соответствуют разумной природе человека и общественному характеру его жизни. Результатом этого становится этико-нормативная программа, которая, сохраняя единую (эгоис­тическую) основу поведения, предполагает этически обяза­тельным не только учет интересов других индивидов, но так­же совершение поступков, направленных к общей пользе (напр., благодеяния). Вместе с тем разумный эгоизм может ограничиваться констатацией того, что стремление к собствен­ной пользе способствует пользе других, и тем самым санкци­онировать узкопрагматическую нравственную позицию. В Античную эпоху, в период зарождения этой модели эти­ческого рассуждения, она сохраняет свой периферийный ха­рактер. Даже Аристотель, разработавший ее наиболее полно, отводит ей роль всего лишь одной из составляющих дружбы. Он считает, что «добродетельному надлежит быть себялю­бом», и объясняет самопожертвование через максимальное удовольствие, связанное с добродетелью. Рецепция в эпоху Возрождения античных этических представлений (прежде все­го, эпикуреизма, с акцентом на стремлении к удовольствию) сопровождается, напр., у Л. Валлы требованием ««научиться радоваться пользе других людей».

Теория разумного эгоизма получает разработку как во фран­цузском, так и в англо-шотландском Просвещении — наибо­лее ярко у А. Смита и Гельвеция. Смит соединяет в единой концепции человеческой природы представление о человеке экономическом и человеке нравственном. По мнению Гель­веция, рациональный баланс между эгоистической страстью индивида и общественным благом не может сложиться есте­ственно. Лишь бесстрастный законодатель с помощью госу­дарственной власти, используя награды и наказания, сможет обеспечить пользу «возможно большего числа людей» и сде­лать основой добродетели «выгоду отдельного индивида». Подробную разработку учение разумного эгоизма получило в поздних работах Л. Фейербаха. Нравственность, по Фейер­баху, опирается на чувство собственного удовлетворения от удовлетворения Другого — основной моделью его концепции служит взаимоотношение полов. Даже, казалось бы, антиев-демонистические моральные поступки (прежде всего самопо­жертвование) Фейербах пытается свести к действию разум-но-эгоистического принципа: если счастье Я необходимо пред­полагает удовлетворение Ты, то стремление к счастью как самый мощный мотив способно противостоять даже самосо­хранению.

Разумно-эгоистическая концепция Н. Г. Чернышевского опи­рается на такую антропологическую трактовку субъекта, со­гласно которой истинное выражение полезности, тождествен­ной добру, состоит в «пользе человека вообще». Благодаря этому при столкновении частного, корпоративного и обще­человеческого интересов должен превалировать последний. Однако в силу жесткой зависимости человеческой воли от вне­шних обстоятельств и невозможности удовлетворения выс­ших потребностей до удовлетворения простейших разумная коррекция эгоизма, по его мнению, будет эффективна лишь при условии полной переделки структуры общества. В философии 19 в. идеи, родственные концепции разумного эгоизма, высказывались И. Бентамом, Дж. С. Миллем, Г. Спенсером, Г. Сиджвиком. С 50-х гх 20 в. разумный эгоизм стал рассматриваться в контексте понятия «этический эгоизм». Созвучные положения содержатся в прескриптквизме Р. Хе-ара. Развернутая критика теорий разумного эгэизма пред­ставлена в работах Ф. Хатчесона, И. Канта, Г Ф. В. Гегеля, Дж. Э. Мура.



Эгоизм


ЭГОИЗМ (от лат. ego — я) — жизненная позиция, в соот­ветствии с которой удовлетворение человеком личного интереса рассматривается в качестве высшего блага и соответствен­но каждому следует стремиться только к максимальному удов­летворению своего личного интереса, возможно, даже игно­рируя и нарушая интересы других людей или общий интерес. Эгоизм противоположен альтруизму. В отличие от последне­го он не является определенной, нормативно отрефлексированной нравственной позицией; эгоизм — это продукт этико-философского обобщения описания реальных нравов и как этическая доктрина представляет собой результат вторич­ной по отношению к этому обобщению реконструкции. Лишь в этико-философской и моралистической критике эгоистичес­ких нравов и характеров эгоизм был обобщен до определен­ной нормативной и поведенческой модели. Эгоизм проявляется в ситуации конфликта интересов, когда удовлетворение личного интереса происходит в ущерб инте­ресу другого человека. В этом плане его следует отличать от себялюбия, т. е. естественного чувства самосохранения и бла­говоления к самому себе. Эгоизмом также иногда называют самомнение или самодовольство, при котором благоволение к себе может в самом деле осуществляться за счет других. Эго­истическое поведение следует также отличать от действий, преследующих частный интерес: в последнем могут быть реп­резентированы и общезначимые цели. Эгоизм неправильно смешивать с индивидуализмом.

Дж. Роулз выделяет три вида эгоизма, которые можно обо­значить как: 1) диктаторский эгоизм: «все должны служить моим интересам»; 2) эгоизм собственной исключительности: «все должны следовать моральным принципам, кроме меня, если это мне невыгодно»; 3) анархический, или общий, эго­изм: "всем позволительно преследовать собственные интере­сы, как им заблагорассудится». Первые две формулы проти­воречат фундаментальным нравственным требованиям — золотому правилу нравственности и заповеди любви. Третья формула может быть признана в качестве морально досто­верной, но при определенной модификации второй ее части: "...если они не нарушают интересы других». В таком виде она вполне вписывается в нравственную норму «не вреди». В истории философии действительная роль эгоизма как со­циального качества отражена в учениях, выводящих из него все разнообразие общественной жизни (софисты, Гоббс, ути­литаризм, Штирнер, Чернышевский). В новоевропейской об­щественной мысли выработана концепция эгоизма разумно­го, которая постепенно трансформировалась в особенную свою форму — утилитаризм. Этико-философская несостоя­тельность разумно-эгоистических учений с разных мировоззренческих и теоретических позиций была обоснована Кан­том, Кьеркегором, Марксом, Достоевским. Как показали дис­куссии вокруг т. н. дилеммы заключенного (см. Заключенно­го дилемма), разумно-эгоистическая поведенческая установка практически не может быть реализована последовательно. В своеобразной форме разумно-эгоистическая схема нравствен­ности воспроизведена в социобиологии, в частности в кон­цепции «взаимного альтруизма» (см. Эволюционная этика), согласно которой альтруистическое поведение входит в лич­ный интерес индивида.

Теории разумного эгоизма отразили ту особенность опосред­ствованных товарно-денежным хозяйством отношений, ко­торая заключается в том, что автономный и суверенный ин­дивид может удовлетворить свой частный интерес лишь как субъект деятельности или обладатель товаров и услуг, удов­летворяющих интересы других индивидов; иными словами, лишь вступая в отношения взаимопользования, которые, обусловленные равенством сил или соответствующими правовы­ми установлениями, объективно ограничивают эгоистическое своеволие. Как показали Гоббс, Мандевиль, А. Смит, эгоизм является существенным мотивом экономической и полити­ческой деятельности, важным фактором общественной жизни.

Ограничение эгоизма оказывается возможным посредством наложения на эгоистического индивида обязанностей и при­нятия им на себя соответствующих обязательств. Однако пос­леднее может противоречить эгоизму как личной позиции — обязательства принимаются эгоистом только в случае, если они отвечают его интересам. Но в таком случае, во-первых, другие оказываются средством для достижения его целей; во-вторых, не обязательство, а личный интерес продолжает ос­таваться основанием его поступков, и, если потребует его ин­терес, эгоист готов будет поступать и прямо противополож­ным образом. Коль скоро речь идет об увеличении личного блага, то добродетель и правильность поступка оказываются поставленными в зависимость от утилитарно понятой рацио­нальности поведения. Принципиальное нормативное ограни­чение эгоизма обеспечивается основными моральными тре­бованиями и ценностями, которые (независимо от различий в культурно-региональных традициях) по существу направ­лены именно против эгоизма (см. Декалог, Золотое правило нравственности, Милосердие). Однако помимо этих содержа­тельных императивно-ценностных ограничений мораль об­ладает и формальными признаками (по-разному выделяемы­ми, напр., Кантом, Муром, Роулзом), которые исключают эгоизм.



Эгидий Римский


ЭГИДИЙ РИМСКИЙ (Колонна) или Жиль Римский (Aegidius Colonna Romanus, Gilles de Rome) (ок. 1247, Рим — 22 декабря 1316, Авиньон) — средневековый теолог, философ, ученый, идеолог государственной и церковной политики, чье учение было признано официальной доктриной Ордена от­шельников св. Августина (вступил в 1265, с 1292 генерал Ор­дена). «Основательнейший доктор» (doctor fundatissimus). Про­фессор Парижского университета (1285—92), архиепископ Буржа (1295-1316).

В философских трактатах — «О заблуждениях философов» и «Книга против уровней и множественности форм» — он выс­тупает с защитой учения Фомы Аквинского о единственности в каждой вещи (и человеке) субстанциальной формы. Одна­ко, различая вслед за Фомой сущность и существование, Эги-дий — в отличие от Фомы — говорит о них как об изначаль­но различных вещах.

В области естественных наук разрабатывал учения о «есте­ственных минимумах» (minima naturalia), величине, ускорении, смеси (mixtum), постулируя различие между материальными и формальными качествами и признавая иерархию субстан­циальных форм, в которой каждая высшая форма виртуаль­но содержит низшие.

Как политический писатель и педагог выступил с трактатом «О правлении государей» — наставлением короля в умении управлять собой, своей семьей и государством. В трактате «0 церковной власти» попытался соединить политическую тео­рию Аристотеля с признанием приоритета Церкви перед го­сударством.




 

Поиск по сайту