Шевырев


ШЕВЫРЕВ Степан Петрович [18(30) октября 1806, Сара­тов — 8 (20) мая 1864, Париж) — русский литературный кри­тик, поэт и публицист. Профессор Московского университе­та, с 1852 академик. Участие в кружке любомудров и журна­ле «Московский вестник" определило романтическую направ­ленность его мышления, сочетавшуюся с славянофильскими симпатиями в духе «официальной народности». В философс­ком плане Шевыреву были близки идеи позднего Шеллинга, А. и Ф. Шлегелей, Жан-Поля и Ф. Баадера. Собственное ми­росозерцание Шевырев возводил к истокам русского самосоз­нания. В отличие от немецкой философии, которая, «будучи заключительным плодом развития наук естественных, под личиной спиритуализма проповедовала материализм», русская философия ведет свое начало не из области наук естествен­ных, а «из сферы познания духа, неразделенного с верой», отсюда на ней лежит обязанность и ей предоставлена воз­можность возвратить миру духовное истинное значение тем вечным идеям человечества, которые отдельные народы про­являют в произведениях своего слова. «История Словеснос­ти может в этом отношении подать руку помощи Русской Фи­лософии и подготовить решение многих задач, предстоящих сей последней» (История русской словесности. СПб., 1887, ч. 1, с. 9—10). Шевырев способствовал утверждению эстети­ки как «философского наукоучения» об искусстве в форме синтетического единства литературной критики, теории и ис­тории литературы. Одним из первых указал на значимость древнерусской литературы, введя в период господства отвле­ченной эстетики понятие «исторической Пиитики" и разра­ботав особый метод исторического исследования структуры художественного текста.



Шейнфинкель


ШЕЙНФИНКЕЛЬ Моисей Ильич (1887, Одесса- 1942, Москва) — математик и логик, ученик С. О. Шатуновского (1859—1929), в 20-х гг. стажировался в Геттингене. Его доклад «Об основных понятиях математической логики» (7 декабря 1920, Математическое общество, Геттинген), опубликованный в 1924 (в обработке Бемаиа), положил начало исследованиям Карри и Чёрча в основаниях математики (см. Комбинаторная логика). Шейнфинкель предложил вариант решения пробле­мы разрешения для некоторых частных случаев формул уз­кого исчисления предикатов; впервые указал систему аксиом, достаточную для вывода всех тождественно истинных импликативных (содержащих единственную связку «о») формул.



Шелгунов


ШЕЛГУНОВ Николай Васильевич [22 ноября (4 декабря) 1824, Петербург — 12(24) апреля 1891, там же] — русский пуб­лицист, литературный критик, социальный мыслитель. Учил­ся в Александровском кадетском корпусе, окончил Лесной институт, работал в Лесном департаменте, в 1862 вышел в отставку. Во 2-й пол. 50-х гг. становится на позиции поли­тического радикализма, сближается с Н. Г. Чернышевским, Н. А. Добролюбовым, Д. И. Писаревым. За границей позна­комился с А. И. Герценом. В 1861 опубликовал в журн. «Со­временник» статью «Рабочий пролетариат в Англии и во Фран­ции», в которой выступил в качестве популяризатора книги Ф. Энгельса «Положение рабочего класса в Англии». Автор революционных прокламаций, в 1862 и 1863 арестовывался, был заключен в Петропавловскую крепость, затем сослан в Вологодскую губ. Похороны Шелгунова в Петербурге превра­тились в политическую демонстрацию. Шелтунов, по свидетельству его друга Н. К. Михайловского, был типичной фигурой 60-х гг., человеком, который «впитал в себя весь дух того времени». В своих исходных философс­ких позициях разделял идеи материализма (или реализма), по­пуляризировал труды И. М. Сеченова, Н. Г. Чернышевского, К. Фохта, Л. Бюхнера («Земля и органическая жизнь», 1863). Полагал, что человек, будучи частью природы или «послед­ствием ее сил», есть лишь звено в цепи общих природных за­кономерностей, которые он изменить не в силах. Поэтому не существует свободы человеческой воли, понятой как автоном­ность, независимость от действия «общих законов» («Письма о воспитании», 1872—73). Мышление же есть не более чем «реальное мышление», его естественные границы определя­ет, с одной стороны, рассудок, отражающий мир по законам логики, с другой — психология человеческого восприятия. Ос­таваясь в течение всей жизни последователем Н. Г. Чернышев­ского, Шелгунов приветствовал в лице П. Л. Лаврова новое поколение радикальных социальных мыслителей народничес­кой ориентации («Историческая сила критической личности», 1870).



Швейцер


ШВЕЙЦЕР (Schweitzer) Альберт(14января 1875, Кайзерс­берг, Верхний Эльзас — 4 сентября 1965, Ламбарене, Габон) — философ, теолог, музыкант, практикующий гуманист. Изучал теологию и философию в Страсбургском университете (1893— 98), по окончании учился в Сорбонне, Берлине. В 1899 за­щитил диссертацию «Философия религии И. Канта», в 1900 — диссертацию по теологии. С гимназических лет изучал муз j-ку, играл на фортепиано и органе, не прекращая этих заня­тий до конца жизни, занимался также органостроением. Ди­ректор семинарии св. Фомы в Страсбурге (1903—06). В 1905 окончательно оформилось решение Швейцера вторую поло­вину своей в целом очень счастливо складывающейся жизни посвятить непосредственно служению людям. С этой целью в 1905—12 он изучает в Страсбургском университете медици­ну, в 1913 защищает докторскую диссертацию на тему «Пси­хиатрическая оценка Иисуса: характеристика и критика» В

1912 женился на Елене Бреслау и через год вместе с ней, со­брав предварительно деньги и необходимое медицинское обо­рудование, уехал в Африку, в местечко Ламбарене, которое прославилось благодаря его милосердной деятельности. К этому времени Швейцер имел уже европейскую известноегь, которую ему принесла монография «И. С. Бах» (1905), а тик­же философско-теологические труды «От Реймаруса к Верде. История исследований жизни Иисуса Христа» (1906) и «Ис­тория исследований учения апостола Павла» (1911). Решение Швейцера круто изменить свою жизнь не имело не­посредственных внешних поводов, явилось исключительно результатом его Внутренних переживании и размышлений. С

1913 и до конца жизни он трудится в Африке директором и врачом своей больницы. Периодически совершает поездки в

Европу, иногда растягивавшиеся на годы (всего было 13 таких поездок). Начиная с 1919 периодически выступает с публич­ными лекциями, пропагандируя свое учение и рассказывая об опыте работы в Африке, а также дает органные концерты, собирая т. о. деньги для больницы. С нач. 1950-х гг. включа­ется в борьбу за мир, сконцентрировав усилия на запреще­нии атомного оружия. Лауреат Нобелевской премии мира (1952). В этот период Швейцер не прекращал философских занятий, деля между ними и музыкой весь скудный (по пре­имуществу ночной) досуг от тяжелого врачебного труда. Его работы этого периода — "Христианство и мировые религии» (1924), «Мистика апостола Павла» (1930), «Мировоззрение индийских мыслителей. Мистика и этика» (1935), «Речи о Гёте» (издавались в 1932,1949,1950), «Письма из Ламбарене» (1954) и др.

Основным произведением Швейцера является капитальное исследование «Философия культуры» (1923), состоящее из двух частей: «Упадок и возрождение культуры» и «Культура и этика". В нем он критически анализирует моральные осно­вы европейской культуры, историю поисков основного прин­ципа нравственности и излагает собственное жизнеучение бла­гоговения перед жизнью, которое окончательно, в т. ч. терми­нологически, оформилось в 1915. Швейцер, по собственному признанию, испытал сильное влияние Ф. Ницше и Л. Н. Тол­стого; от первого он усвоил мысль о глубоком кризисе евро­пейской культуры, от второго — о необходимости ее возрож­дения на путях этического обновления. По его мнению, при­чина кризиса культуры (господства материального над духов­ным, общественного над индивидуальным) заключается в том, что восторжествовавшее в Новое время оптимистическое и жизнеутверждающее мировоззрение не имело адекватной мо­ральной основы — укорененной в мышлении этики. Человек не может мыслить, не мысля чего-нибудь; поэтому сам факт мысли не может обладать идентифицирующей его Я изначаль­ностью. Такой изначальностью обладает воля к жизни; мысль, обернувшаяся на саму себя, упирается в факт жизни. Вместо cogito Декарта Швейцер провозглашает «я есть жизнь» и ут­верждает в качестве основного принципа оптимистического мировоззрения благоговение перед жизнью. Этот принцип является элементарным, его следует понимать прямо и бук­вально, как благоговение перед всякой жизнью: добро есть то, что утверждает жизнь, зло есть то, что разрушает ее. Эти­ка имеет своим предметом отношение ко всему живому, су­щему; она универсальна, т. к, может практиковаться каждым индивидом прямо и непосредственно. Благодаря принципу благоговения перед жизнью человеческая мысль оказывает­ся изначально этически ориентированной, что избавляет ее от всех прочих моралистических ограничений. Воля к жизни опасно раздвоена, и человек, сколь бы разумен в своем пове­дении он ни был, не может жить, не нанося вреда другим жизням. Но это значит, что он обречен жить с нечистой со­вестью: этику нельзя отождествлять с необходимостью жиз­ни, она противостоит ей. Зло не может быть уничтожено, но его можно минимизировать, что как раз и обязывает к постоянному этическому бодрствованию, напряженной от­ветственности. Швейцер (и в этом своеобразие его нравствен­ной философии) считал, что не может быть синтеза добро­детели и счастья. Возможно только их сочетание, основан­ное на ясном понимании их несовместимости и необходи­мости выбора. Необычная биография Швейцера предлагает вариант такого сочетания: первую половину жизни — счас­тью, вторую половину — добродетели. Этика (мораль) как основа и ориентир культуры не снимается материальными и ин­ституциональными достижениями последней, она остается ее живительным истоком и вечным укором. Мысль Швейцера соответствовала духу философии жизни, он многое сделал для нового понимания жизни, свойственного 20 в., однако его творчество развивалось вне основных про­фессионально-философских дискуссий и до настоящего вре­мени остается в стороне от школьно-академических тради­ций.



Шварц


ШВАРЦ Иван Григорьевич [1751, Трансильвания — 17 (28) февраля 1784, с. Очаково под Москвой] — философ-мистик, масон, педагог. Образование получил в Германии. В 1776 при­ехал в Россию гувернером в семью князя И. С. Гагарина. С 1779 преподавал немецкий язык и философию в Московс­ком университете. В 1780 вошел в ложу Н. И. Новикова «Гар­мония»; расходясь с ним в частностях, разделял основную идею масонства — нравственное самосовершенствование и религиозно-нравственное просвещение общества. В 1779—81 учредил «Педагогическую семинарию», «Собрание универси­тетских питомцев», Переводческую, или Филологическую, се­минарию с целью нравственного совершенствования учащей­ся молодежи. В 1781 Шварц, командированный по поруче­нию московских масонов в Германию, добился признания са­мостоятельности русского масонства. Тогда же Шварц был посвящен в розенкрейцерство, основной идеей которого было достижение истинного знания через нравственное самосовер­шенствование, и в 1782 учредил в Москве тайный «Орден Зла­то-розового креста», связанный с берлинской ложей «Трех глобусов».

С 1782 почетный профессор Московского университета. В 1782 читал курс эстетической критики от античности до со­временности, в котором применял историко-сравнительный метод, оперируя понятиями античной, средневековой и но­вой философии, литературы, архитектуры, скульптуры и жи­вописи. В соответствии со своей философско-мистической по­зицией связывал эстетические построения с данными оккуль­тных наук, проводя идею о гармонической связи всех наук в познании природы. По сути это был взгляд на безграничные возможности Науки, признание материального и духовного единства мира. Наука, просветленная христианством, ведет к познанию внутреннего человека и Бога, с одной стороны, а с другой — побеждает в человеке дьявола и посылаемое им зло. Несомненный теист, Шварц мог допускать и пантеисти­ческие положения, каковыми была проникнута используемая русскими масонами западноевропейская мистическая литера­тура. Подчеркивал ценность Библии, открывающей человеку основания жизни земной и вечной.

В конце 1782 прочел у себя дома приватный курс «О трех по­знаниях: любопытном, приятном и полезном». Первое дает пищу разуму. Ему соответствуют исторические предметы по­знания, разделяемые в свою очередь на физические, нрав­ствеиные и метафизические. Второй род познания удовлет­воряет чувства и воображение, чему соответствует познание предметов искусства, а третье служит высшим потребностям духа и отражает стремление человека к высшим познаниям — это познание и совершенствование самого себя, развитие та­лантов, данных Богом. В основе такого понимания познания лежала антропология Шварца, исходящая из тройственною строения человеческого существа, состоящего из тела, души и духа.

В курсе «философской истории», предназначенном для пи­томцев основанного им «Дружеского общества», Шварц до­казывал односторонность и неосновательность идей матери­алистов и энциклопедистов. Излагая взгляды Гельвеция, Рус­со, Спинозы, Ламетри, развивал собственные, основанные в первую очередь на учении Бёме, горячим поклонником ко­торого он был, а также Вольфа, Локка и английских натура­листов. По мнению его ученика А. Ф. Лабзина, эти лекции удержали слушателей от распространенного тогда безбожия. В значительной степени курс был посвящен изучению Вет­хого Завета, особенно привлекавшего мистиков.



Шаштитантра


"ШАШТИТАНТРА» (санскр. "Sastitantra" — «Учение (текст) о шестидесяти [топиках]») — памятник предклассической сан­кхьи, содержание которого частично восстанавливается пре­имущественно из полемических пассажей Дигнаги В «Шаш-титантре» разрабатывалась логическая классификация семи выводных реляций, позволяющих заключать по объекту А об объекте В (реляции «хозяина» и «собственности», материи и ее модификации, причины и следствия, агента и действия, ча­сти и целого, «со-присугствия» и «со-отсутствия» двух объек­тов). Умозаключения делятся на конкретные и абстрактные. Вторые — на заключения от причины к следствию и от след­ствия к причине (последнее считалось в «Шаштитантре» бо­лее надежным). Последние делятся на непосредственные и опосредованные. В комментариях к «Санкхъя-карике» цитиру­ется положение «Шаштитантры» о том, что первоматерия «Пракрити действует, управляемая Пурушей». За названием «Шаштитантра» скрывается целый ряд текстов, принадлежав­ших «клану» Варшаганьи и некоторым другим конкурировав­шим друг с другом школам санкхьи, в т. ч. более древние, чем тот, с которым полемизировал Дигнапи.



Шатобриан


ШАТОБРИАН (Chateaubriand) Франсуа Ренеде (4 сентября 1768, Сен-Мало — 4 июля 1848, Париж) — французский писа­тель-романтик, политический деятель эпохи Реставрации. Пэр Франции и государственный министр (1815); министр иностран­ных дел Франции (1823—24). Автор ряда исторических этюдов, романов и новелл, воспоминаний («Замогильные записки» — Les Memoires d'outre-tombe, опубликовшгы в 1848—50; и др.). Идеи Шатобриана, изложенные в его книгах "Исторический, политический и нравственный опыт о древних и новых рево­люциях» (Essai historique, politique et moral sur les revolutions anciennes et moderncs... 1797), «Гений христианства» (Genie du christianisme, 1802), «Монархия в соответствии с хартией» (1816), оценивались как консервативный бунт против рацио­нализма Просвещения. Выражая свое негативное отношение к Французской революции, Шатобриан усматривает одну из ее главных причин в пренебрежении к религии со стороны философии 18 в. По его мнению, французская церковь сыг­рала выдающуюся роль в истории французской цивилизации. Католицизм для него — это «религия свободы», «двигатель просвещения», если оно свободно от догм. Подчеркивая связь религии со свободой, он считает, что свободна религия только в том случае, если она отделена от государства Восста­новлению принципа свободы должна способствовать и рес­таврация монархической власти во Франции. Идеалом Ша­тобриана была конституционная монархия, опирающаяся на представительную систему и демократические свободы. Философские и политические взгляды Шатобриан; оказали большое влияние на развитие традиционалистского 11 консер­вативного течения во французской политической мь ели. Соч.: Ocuvres completes, 1.1—28. P., 1826—31; Politique de С hateaubri-and, presentee par DupuisG. et al. P., 1966; Essai sur les revolutions. Genie du christianisme. Textc etabli, present* et annite par !4. Regard. P., 1978: в рус. пер.: О Бонапарте и Бурбонах и о необходимости вос­становить закон наших королей для благополучия Франш и и Евро­пы. СПб., 1814; Опыт исторический, политический и нракггвенный о новейших переворотах или взаимном сплочении государств древ­него и нового мира.



Шартрская школа


ШАРТРСКАЯ ШКОЛА —ученое сообщество при кафед­ральном соборе в Шартре, виднейший центр фраидузского возрождения 12 в. Основана в 990 епископом Фульбером («Со -кратом», ум. 1028), учеником Герберта из Орилъяка (ок. 945- -1003, с 999 папа Сильвестр II). Изучались право, математика, логика, медицина; философской ориентацией был (нео)пла-тонизм. Школа приобретала латинские переводы антично \ классики, греческую и арабскую литературу по математике \ естествознанию; при епископе Иве Шартрском (1090—1115) она не уступала как научный центр Парижу. Искусством пре­подавания прославился Бернард Шартрский, магистр школы и ее канцлер (1108—26?). У Бернарда учились Гильом из Кон -ша, учитель Иоанна Солсберийского, и Гильберт Порретанский оба также преподавали в школе. Самая яркая фигура в шко­ле — Тьерри Шартрский (до 1155?), согласно историку Фру -зинге брат Бернарда, также магистр и канцлер, первый ком­ментатор «Топики» и «Софистических опровержений» Арис­тотеля. После него школа гаснет. Кларенбальд из Арраса на­зывает себя учеником как Тьерри, так и Гуго Сен-Викторского, Гильберт Порретанский с 1141 уходит преподавать в Париж. Школа синтезировала учения Платона, известного по «Ти­мею», и Аристотеля в его логике, физике и психологии. Об­разцами служили Боэций и Марциан Капелла, почитался Иоанн Скот Эриугена. Легко интегрировались христианские, античные, арабские источники. Символика школы допуска­ла игру поэтического образа и философской аллегории, скло­няясь к мистике. Аделард Батский («О тождественном и paзличном», 1108—1109), чье отношение к шартрцам неясно, за­дал тон возвышенно-платоническим, задушевно-вергилиан­ским настроениям и культу «семи искусств». Залогом благо­честия «природного знания» были провозглашенный Бернар­дом безусловный примат нравственности над ученостью («без этики нет философа») и смирение («мы карлики на плечах у гигантов»). Учебная работа начиналась с чтения и заверша­лась перепиской и комментарием к «Opuscule sacra» Боэция и др. В образцовом тексте видели, по Филону Александрийс­кому, синод искусств, созванный ad cultum humanitatis, цвет­ник грамматики (словесности) и поэзии, просвеченный золо­тыми лучами логики, украшенный серебром риторики. Утвер­ждался союз мудрости и красноречия, квадривия, «светоча понимания», и тривия, «наставника выражения», супружество (по Марциану Капелле) филологии (или философии) с богом речи Гермесом. В свою очередь в синтезе искусств (cohaerentia artium) видели модель космоса, а в космосе (по «Тимею») — гармоничное осмысленное существо, тело мировой души, имевшей как платонический, так и богословский (вплоть до ее сплавления со Св. Духом у Гильома из Конша) и поэтичес­кий ореол. Как природа прячется в одеждах чувственного мира, так смысл речи таится в аллегориях, символах и обра­зах (теория облачений, involucra integumenta). Вкус к символу и фабуле (мифу) уживался с рациональной логикой и «гео­метричностью» толкования. Проблема универсалий решалась через «реалистический номинализм»: идеи реальны в уме Бога. Бернард из Тура (Бернард Сильвестр, до 1167) в поэтико-фи-лософском трактате «О совокупности мира» («Космография»), посвященном Тьерри и известном Данте, Боккаччо, Чосеру, развертывает аллегорическую драму в прозе и стихах, где от­кликом на жалобы Природы Уму на беспорядочность Силь­вы (материи) создается человек, малая вселенная. Возвели­чение человека продолжается у Алана Лилльского и в «Рома­не о розе». Следы чтения шартрцев прослеживаются в есте­ствознании 13 в. и в философии Николая Кузанского.



Шаррон


ШАРРОН (Charron) Пьер(1541» Париж- 16ноября 1603, Париж) — французский философ-скептик, ученик Монтеня. Окончил Парижский университет. В 1571 получил степень док­тора права. Несколько лет работал адвокатом, затем обратился к углубленному изучению теологии и стал каноником. Основное сочинение — трактат «О мудрости» (De la sagesse, 1601). Самопознание, по Шаррону, лежит в основе челове­ческой мудрости. В душе изначально заложены семена все> знаний. Поэтому подлинный мудрец больше узнает из ана­лиза своей души, чем из всех книг. Через самопознание чело­век поднимается к познанию Бога лучше и вернее, чем через знание о всем остальном мире. Важное условие мудрости -полная свобода разума, благодаря которой человек должен освободиться от власти предрассудков и рабского следование древним авторитетам. Шаррон говорил об ограниченности человеческого разума: наш разум не может достичь облада­ния истиной окончательной и полной, его удел — вечные по­иски ее. Мудрец, по Шаррону, должен следовать четырем глав­ным добродетелям: благоразумию, справедливости, мужеству умеренности. Мнение Шаррона о том, что мораль выводит ся не из религии, а основана на разуме и человеческой при­роде, вызвало со стороны клерикалов обвинение в атеизме Сам он, однако, был убежден в том, что его философия пол­ностью согласуется с католицизмом: он считал, что ложны все существующие религии, кроме христианства. Идеи Шар­рона оказали влияние на Гассенди, Паскаля, Бейля.



Шарира


ШАРИРА (санскр. sarira — тело) — в индийской мысли тело, материальное или нематериальное. С древних времен индий­цы рассматривали тело человека как микрокосм, повторяю­щий в миниатюре вселенную, образуемую пятью элементами (см. Бхуты) Его кости сделаны из земли, жизненные дыха­ния — из ветра, флегма и другие гуморы — из воды, жар — из огня, сердце, желудок и ушные раковины заполнены акашей (эфир, пространство).

В санкхья-йоге различаются три вида тел:"грубое» (shthula-sarira), «тонкое» (супима—шарира, linga-sarira) и "каузальное» (karana-sarira). Грубое тело, образуемое пятью элементами, че­ловек получает при рождении и теряет при смерти (когда его элементы воссоединяются с космическими). К нему относят­ся туловище и десять индрий — пять органов чувств (ухо—слух, кожа—осязание, глаз—зрение, язык—вкус, нос—обоняние) и пять моторных органов (рот—речь, руки—хватание, ноги—пе-редвижение, анус — выделения, половые органы—рождение). В ведантийской схеме пяти оболочек (коша) Атмана грубое тело соответствует телу из пищи (аплатауа). Тонкое тело, со­стоящее из восемнадцати элементов (буддхи, аханкара, ма­нас, десять индрий и пять танматр), не разрушается после смерти, а переходит в новое воплощение. Оно коррелирует с тремя «оболочками» Атмана — жизненных дыханий (прана), манаса и сознания (виджняна). Существование «каузального тела» выводится из опыта сна без сновидений (susupti); кор­релирует с состоянием блаженства Атмана, в котором созна­ние возвращается к своим истокам. Это тело тоже сопровож­дает перерождение души.

Согласно вайшешике, тела человека и животных делятся на утроборожденные и неутроборожденные (тела богов и свя­тых мудрецов, появляющиеся непосредственно из атомов при содействии благоприятной кармы, или тела насекомых — при содействии неблагоприятной кармы); утроборожденные в свою очередь делятся на живородящих (люди, домашние жи­вотные) и яйцекладущих — птицы и рептилии. Существуют также водные, огненные и воздушные тела, образуемые из атомов соответствующих элементов, — мифические существа, обитающие в царствах соответственно Варуиы (бога океана), Сурьи (бога солнца) и Маругов (богов ветра). Вайшешика не считала органы чувств частями тела: если последнее состоит только из атомов земли, то органы — из атомов разных эле­ментов (обоняние — атомы земли в носу, вкус — атомы воды во рту, зрение — атомы огня в зрачке, осяза!гие — атомы, рас­положенные на кожном покрове).




 

Поиск по сайту