Юлиан Флавий Клавдий


ЮЛИАН ФЛАВИЙ КЛАВДИЙ (Flavius Claudius Julianus, греч. Ilojnianos) (331, Константинополь — 26 июня 363, Ме­сопотамия, погребен в Тарсе) — римский император племян­ник Константина Великого, за обращение из христианства в язычество получил у церковных историков прозвище Отступ­ник (apostatis). В 355—367 в ранге цезаря в Галлии побеж­дает франков и алеманнов. В 360 солдаты провозглашают его «августом». В 361 после внезапной смерти императора Кон­станция признан единодержавным императором. В 363 уми­рает от раны, полученной во время военных действий против Персии. Его сочинения — речи, гимны, беседы, письма. Воспитатели Юлиана — Евсевий, епископ арианского толка, и евнух Мардоний, эллинизированный скиф, прививший ему любовь к греческой языческой культуре. Юлиан учился у ри­торов Константинополя, в Никомедии слушал знаменитого Либания, позднее стал учеником Эдесия и вошел в круг пос­ледователей Ямвлиха — представителей Пергамской школы неоплатонизма, из которых на него особенное влияние ока­зал Максим Эфесский. В 355 с образовательными целями по­сетил Афины и был посвящен в Элевсинские мистерии. Став императором в 361 и стремясь быть «философом на троне», предпринял попытку возродить языческий политеизм в ка­честве новой государственной религии, упорядочив его сред­ствами неоплатонической философии. При этом Юлиан из­бегал прямого преследования христиан, проводил политику веротерпимости, надеясь разгромить христианство идейно. Восстанавливая старые культы, он считал необходимым со­здать иерархию жречества по типу христианской церкви, на­меревался разработать символику и догматику новой религии и на основе неоплатонизма построить ее теологию. Разли­чая, по образцу Ямвлиха, миры умопостигаемый, мыслящий и чувственный, Юлиан средоточием каждого из них считал бога-солнце; солнце чувственного мира было для него толь­ко отражением солнца умопостигаемого мира.



Юлиан


ЮЛИАН (Ilojnianos) Теург (2-я пол. 2 в.) — сын Юлиана Халдея (акме при императоре Марке Аврелии, 161-180), ав­тор сочинений по теургии и мистическим обрядам, а также неких «Речений» (Feojrgika, Telestika, Logia — Suida, s. v., N 434 Adler), в которых, начиная с Хр. А. Лобека (Aglaopha-mus. Konigsberg, 1829, S. 102), усматривают цитируемые нео­платониками «Халдейские оракулы».



Юктидипика


«ЮКТИДИПИКА» (санскр. «Yukti-dipika» — «Светильник логического дискурса») — комментарий к «Санкхъя-карнке», открытый и впервые изданный в 1938 П. Чакраварти. Хоро­шее знание автором «Юктидипики» Бхартрихари и Дигнаги, наряду с отсутствием знакомства с текстами Дхармакирти, позволяет отнести его произведение к 6—7 вв. «Юктидипи-ка» является основным источником по предклассической сан-кхье, т. к. содержит сведения о Паурике, Панчадхикаране, Патанджали (не йогин), Варшаганье, его «свите» и Виндхья-васине, а также анонимные пассажи «учителей саикхьи», де­монстрируя, в чем Ишваракришна солидаризировался, а в чем дистанцировался от своих предшественников. Более чем кто-либо другой из комментаторов к «Санкхья-карике» автор «Юктидипики» уделяет внимание полемике с буддистами, с ведантистами и вайшешиками, а начиная с истолкования уже первой карики задается целью выявить все теоретически воз­можные возражения против санкхьяиков, с тем чтобы обсто­ятельно на них ответить. В «Юктидипике» систематизируют­ся 11 признаков аутентичной философской науки-шастры, воплощенной в тексте (доказывается их наличие в «Санкхья-карике»): краткие положения, указывающие на основные то­пики; дискуссия по источникам знания (праманы); обсужде­ние «частей» материала изложения; описание основных по­ложений в «полноте»; обсуждение сомнений относительно основоположений системы; обсуждение специальных проблем; наличие кратких дефиниций, а также развернутых определе­ний; обсуждение базовых принципов системы в последова­тельности; обсуждение терминологии; выявление практичес­ких результатов следования системе. Наличие этих парамет­ров свидетельствует о метафилософском и науковедческом дискурсе, но также и о законченно формалистски-схоласти­ческом понимании философии. По мнению первооткрывате­ля «Юктидипики», ее автор был не только философом, но и грамматистом «школы Паники».



Юй Чжоу


ЮЙ ЧЖОУ (кит. — пространство и время) — категория ки­тайской философии и культуры, выражающая единство про­странственного и временного аспектов вселенной и ее струк­турную упорядоченность. Основное современное значение слова «юй чжоу» — «космос». Этимологически восходит к обо­значению двух перпендикулярных балок в основании кров­ли. В «Чжуан-цзы» толкование понятий «юй» и «чжоу» со­пряжено с пониманием дао как пространственно-временной сущности. Словом «юй» там выражена пространственная бес­предельность («[то, что] имеет реальность/вещественность, но не пребывает в [конкретном] месте»), понятием «чжоу» -временная безграничность («[то, что] имеет протяженность, но не имеет корня и верхушки», т. е. конца и начала). Тер­мин «юй чжоу» стал применяться в философском контексте, начиная с «Хуайнань-цзы», где «юй» определено как «четыре стороны света, верх и низ», а «чжоу» — как «минувшая древ­ность и приходящее сегодня» (XI, 12). Там же понятие «юй чжоу» соотнесено с идеей единотелесности вселенной: «Небо и Земля» и юй чжоу сравниваются с «телом одного человека» (VII, 115). Выраженные в этом сравнении положения об орга­нической целостности мироздания и гомоморфизме макро-и микрокосма являются определяющими для традиционной китайской философии и науки.



Юдин


ЮДИН Эрик Григорьевич (14 февраля 1930, Днепропет­ровск — 5 января 1976, Москва) — специалист по методоло­гии науки и системным исследованиям. Получил высшее юри­дическое образование в Московском юридическом ин-те, затем окончил аспирантуру по кафедре философии Москов­ского государственного педагогического ин-та им. В. П. Потемкина. После защиты диссертации (1955) работал в Томс­ком ун-те. В 1956 подвергся политическим репрессиям; осво­бодился из заключения в 1960, однако в течение нескольких лет вынужден был работать на заводе резино-техничесюгх изделий и лишь в 1964 получил возможность вернуться к про-фессиональной научной работе. Мать Юдина впоследстствии получила следующий документ из Верховного Суда СССР «Справка. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 18 июля 1989 года, приговор Томского областного суда от 22 марта 1957 года и все последующие решения отменены, и дело производством прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления. Юдин Э. Г. по настоящему делу реа­билитирован» (цит. по кн.: «Системные исследования. Еже-годник 1989-1990». М, 1991, с. 112). Факт осуждения по по­литическим мотивам сказывался на жизни и деятельности Юдина (он, напр., ни разу не был за рубежом, при представ­лении его на звание старшего научного сотрудника по спе­циальности «История науки и техники» его кандидатура откладывалась). Ст. научный сотрудник Института истории естествознания и техники АН СССР. В течение ряда лет ра­ботал ст. научным редактором издательства «Советская эн­циклопедия». В последние годы жизни работал ст. научным сотрудником Всесоюзного научно-исследовательского ин-та технической эстетики. Один из инициаторов разработки сис­темного подхода, а также издания ежегодника «Системные исследования» (1-й выпуск — 1969). В его трудах дано глубо­кое теоретическое обоснование природы системного подхо­да, раскрыта его роль в современной науке и технике, прове­дено исследование философских и общенаучных предпосы­лок возникновения системного подхода, разработана типо­логия системных ко1щепций. Юдин внес существенный вклад в разработку методологии современной науки, в исследова­ние методологических проблем психологии и педагогики, в анализ структуры научного знания. Он одним из первых в отечественной литературе обратился к философской разра­ботке категории «деятельность», которую понимал как спе­цифически человеческий способ бытия в мире.



Юань Ци


ЮАНЬ ЦИ (кит. — изначальная пневма) — понятие китай­ской философии и культуры, обозначающее изначалыгую суб­станцию мироздания. Впервые зафиксировано в трактатах 2 в. до н. э. В даосском памятнике «Хэ Гуань-цзы» («Мудрец в шляпе из перьев фазана») утверждается, что «Небо и Земля исходят из изначальной пневмы, десять тысяч вещей, умно­жаясь, исходят из Неба и Земли». У реформатора конфуци­анства Дун Чжуншу юань ци фигурирует в двух модусах — а) «гармоничность и благоприятность» в Поднебесной, про­истекающие из «праведности правителя-вана»; б) ци-«пневма», духовно-материальная субстанция, полученная челове­ком от родителей и содержащая генетическую информацию: «распространение изначальной пневмы есть передача струк­туры (ли-«принцииа») кожи и волос». У Ван Чуна юань ци представлена как субстантивация изначального «хаотическо­го» (хуньдунь) единства мироздания. В даосских по преиму­ществу сочинениях процесс космогенеза стал воспринимать­ся как дифференциация юань ци. В даосскую антологию на­чала 11 в. «Юнь цзи ци цянь» («Семь грамот из облачного хра­нилища») включен трактат «Юань ци лунь» («Об изначальной пневме»), в котором юань ци отождествляется с дао; тем са­мым подразумевается, что дао субстантивировано в «изначаль­ной пневме» и играет роль своего рода «программы» ее диф­ференциации. В построениях основоположников неоконфу­цианского «учения о принципе» (ли сюэ) Чэн И и Чэн Хао фигурирует понятие «пневма истинной изначальности» (чжэнь юань чжи ци); из нее рождается «внешняя пневма», из кото­рой образуются вещи. Сама «пневма истинной изначальности» не может концентрироваться для образования вещей, не смешивается с «внешней», но «вынашивает и вскармливает» ее до полного становления («И шу», цзюань 15). Редуциро­ванная форма этого четырехслога — чжэнь ци («истинная пневма») впоследствии стала синонимом юань ци и общепри­нятым обозначением совокупности здоровых жизненных сил организма: в медицине, психотехнике (нэйгун — «внутренняя работа» или цигун — «работа с ци-пневмой») и боевых искус­ствах накопление «истинной пневмы» считается важнейшей задачей.



Ю-У


Ю—У (кит., наличие/бытие — отсутствие/небытие) — антонимичная пара основополагающих категорий китайской философии, функционально аналогичная европейской оппо­зиции «бытие — небытие», но включающая в себя более уз­кие понятия — наличного и неналичного бытия. Этимоло­гические значения «ю» — «правая рука, держащая мясо», «у» — «танцор с перьями в руках», лексические — соответственно «иметь» и «не иметь» (относятся к сфере обладания, а не бы­тия). Ю — совокупность всех имеющихся в мире предметов и явлений, включая человеческие дела (ши). Поэтому ю может квантифицироваться как «десять тысяч наличии» (вань ю), что синонимично «десяти тысячам вещей» (вань у) как всеохват­ному множеству. Термину «ю» присущ ценностный смысл — «имущество, достояние, богатство, собственность, цзнность» (ср. франц. avoir), отражающий аксиологичность и прагма­тичность китайской философии, доходящую до самого вы­сокого онтологического уровня. У — не имеющая конкретных вещественных форм подоснова мироздания, сходная с платоновско-аристотелевской первоматерией. В качестве фи­лософских категорий ю и у впервые появились в «Дао дэ цзи-не», где, однако, их взаимосвязь представлена противоречи-во: «Десять тысяч вещей Поднебесной рождаются из имею­щегося (ю), имеющееся рождается из отсутствующего (у)»; «имеющееся и отсутствующее рождают друг друга». В «Чжуан-цзы» (гл. 2) с помощью итерации этих терминов произведено различение уровней реальности: «Имеется име­ющееся (ю ю). Имеется отсутствующее (ю у). Имеется еще не начавшее иметь отсутствие. Имеется еще не начавшее иметь­ся в качестве еще не начавшего иметь отсутствие». Использо­вание китайскими философами таких сочетаний, как «нали­чие наличия» (ю ю), «наличие отсутствия» (ю у), «отсутствие наличия» (у ю) и «отсутствие отсутствия» (у у), свидетльствует о том, что понятия «ю» и «у» не находятся друг с друтом в отношении противоречия, подобно «бытию» и «небытию». Видимо, в связи с проникновением в Китай буддизма соотно­шение ю — у стало центральной проблемой философии сю-ань сюэ. В его рамках Ван Би объявлял у «корнем» (бэнь) и «сущностью» (ти) всего сущего, отождествляя т. о. с дао, а Пэй Вэй (3 в.) в сочинении «Чун ю лунь» («О почитании нали­чия/бытия») опровергал данную точку зрения, доказывая, что ю — это самородная сущность, по отношению к которой у выступает лишь как отсутствие или недостача. Последнюю трактовку поддерживал Го Сяну который отрицал возможность «рождения имеющегося из отсутствующего», впервые осоз­нав, что это может быть понято как однократный акт, т. е. «творение из ничего». В китайском буддизме категория «ю» была использована для определения чувственной реальнос­ти, противоположной «пустоте» — шунье (кун).




 

Поиск по сайту