Дайянанда Срасвати


ДАЙЯНАНДА САРАСВАТИ (Dayananda Saraswati) (наст, имя Мульшанкар) (1824, Танкор—13 октября 1883, Аджмир) — индийский философ, общественный деятель, реформатор индуизма. Основатель религиозно-реформа торского общества Арья Самадж (Бомбей, 1875). Требовал «очищения» индуизма, возврата к «чистоте» ведийского учения. Развернуто критиковал адвайта-веданту Шанкары и вишишта-адвайту Рамануджи как теоретическое обосно­вание современной ему практики индуизма. Используя положения философских систем веданты, санкхьи и вай-шешшси, разработал учение о «троичности» (трайтавада), постулируя существование трех безначальных, вечных, не­зависимых сущностей (Бог, душа, материя—Ишвара, доки-ее, Пракрити). Обосновывал необходимость изучения при­родного мира и развитие научного знания, опираясь на положения санкхьи и трактовку Вед как всеобъемлющего источника знания, в т. ч. и знания естественно-научного. Соч.: The Light of Truth. Bombay, 1939 (engl. transl. of Swami Dayananda Saraswati's Book Satyartha Prakash). Лит.: Мезенцева О. В. Мир ведийских истин. Жизнь и учение Свами Дайянанды. М., 1993.



Дай Чжэнь


ДАЙ ЧЖЭНЬ (Дай Дунъюань, Дай Шэньсю) (19 января 1723, Сюнин провинции Аньхой —1 июля 1777, Пекин)— китайский философ-неоконфуцианец, лидер одного (Вань пай) из двух главных направлений «ханьского учения» (хань сюэ, пу сюэ), ученый (математик, астроном, линг-

вист, историк и географ). Происходил из семьи мелкого торговца. С 1773 участвовал в составлении свода клас­сической литературы «Сы ку цюань шу» («Полное соб­рание всех книг по четырем разделам»). В 1775 за научные заслуги получил высшую ученую степень—цзиньши и зва­ние академика академии Ханьлинь. Развивал методологию «[филологически] доказательного исследования» (као цзюй), основывая экспликацию идей на анализе выражаю­щих их терминов. Собственные взгляды Дай Чжэнь из­лагал в текстологических комментариях к конфуцианской классике, противопоставляя их предшествовавшим ком­ментариям, искаженным, по его мнению, даосско-буддий-скими влияниями. Главные философские сочинения Дай Чжэня—«Мэн-цзы цзы и шу чжэн» («Значения слов «Мэн-цзы» в комментариях и свидетельствах») и «Юань шань» («Обращение к началу добра»). Основная тенденция теоретических построений Дай Чжэ­ня — стремление к гармонизации самых общих понятийных оппозиций как отражению универсальной и гармоничной целостности мира. Основополагающее для неоконфуциан­ства противопоставление «надформенного» дао «подфор-менным» «орудиям» он истолковывал как временное, а не субстанциальное различие состояний единой «пневмы» (ци): с одной стороны, беспрестанно изменяющейся, «по­рождающей порождения» (шэн шэн) по законам сил инь ян и «пяти элементов» (у син) и, с другой—уже оформившейся в множества конкретных устойчивых вещей. Дай Чжэнь обосновывал включение «пяти элементов» в понятие дао. «Индивидуальная природа» каждой вещи, по Дай Чжэню, «естественна» и определяется «добром» (шань), которое порождается «гуманностью», упорядочивается «благопри­стойностью» и стабилизируется «должной справедливо­стью». Космологически «добро» проявляется в виде дао, «благодати» («добродетели»—дэ) и «принципов» (ли), а ан­тропологически—в виде «предопределения» (мин), «инди­видуальной природы» и «способностей» (цай). Выступая против канонизированного неоконфуцианством периода правления династии Сун (960—1279) противопоставления «принципов» «чувствам» и «желаниям», Дай Чжэнь утверж­дал их неразделимость. «Принцип»—то неизменное, что специфично для «индивидуальной природы» каждого чело­века и каждой вещи, высший предмет познания. В отличие от предшествующих неоконфуцианцев он считал, что «при­нципы» в явном виде не присутствуют в человеческой психике—«сердце» (синь), а выявляются с помощью глу­бинного анализа. Способности людей к познанию, по Дай Чжэню, различаются подобно огням с разной интенсивно­стью свечения; эти различия отчасти компенсируются обучением. Дай Чжэнь обосновывал приоритет эмпирико-аналитического подхода как в познании, так и в практике. Его труды, малопопулярные в свое время, вызвали интерес в 20 в., оказавшись созвучными сциентистским умопостро­ениям значительной части китайской интеллигенции. Соч.: Мэн-цзы цзы и шу чжэн (Значения слов «Мэн-цзы» в ком­ментариях и свидетельствах). Пекин, 1956; Юань шань (Обращение к началу добра). Пекин, 1956.



Давыдов


ДАВЫДОВ Иван Иванович [15 (26) июня 1792, по др. сведениям 1794, с. Зеленицыно Тверского у. Тверского наместничества —15 (27) ноября 1863, Москва]—русский философ, эстетик, лингвист. В 1808—12 учился на физико-математическом и историко-филологическом отделениях философского факультета Московского университета, й 1812—13—в Казанском университете, где слушал лекции Н. И. Лобачевского. Ранние работы — «О различии грече­ского и римского образования» (1810) и «О критике в древ­ней философии» (1814); докторская диссертация — «О пре­образовании в науках, произведенном Бэконом» (1815). С 1822 профессор Московского университета, в 1847—58 директор Главного Педагогического института в Петербур­ге; академик (1841). В Московском университете читал лекции по философии, математике, затем занял кафедру словесности. Преподавал также в Университетском панси­оне, где среди его воспитанников были Д. В. Веневитинов и В. Ф. Одоевский. В философии занимал эклектическую позицию; Г. Г. Шпет характеризует его как «психологизи­рующего кантианца с супранатуралистическим уклоном», пытавшегося в пропедевтических целях осуществить синтез вольфианства с учением раннего Канта. Известное влияние оказало на Давыдова учение Шеллинга, но сам он эволю­ционировал в сторону психологизма: «Философия как нау­ка есть психология, ведущая к открытию единства в знании и бытии». Во «Вступительной лекции о возможности фило­софии как науки» предложил схему разделения философии на «чистую» и «прикладную»: к первой он относил «логику, этику и эстетику», ко второй — «онтологию, космологию, пневматологию». На кафедре словесности Давыдов создал «Чтения о словесности» (1837—38), свидетельствующие о знакомстве со взглядами немецких романтиков, прежде всего Ф. Шлегеля. Непосредственных продолжателей у Да­выдова не было, но его в разное время слушали такие ученые и общественные деятели, как Ф. И. Буслаев, П. Н. Кудрявцев, Ю. Ф. Самарин, М. Н. Катков. Соч.: Опыт руководства к истории философии. М„ 1820; Началь­ные основания логики. М, 1821.



Давид Динанский


ДАВИД ДИНАНСКИЙ (David de Dinando, из Динана в Бретани или на Маасе) — средневековый философ-пан­теист, преподавал в Париже в нач. 13 в. В остальном о его жизни почти ничего не известно. Главное сочинение «О частях, или О делениях» (De tomis hoc est De divisionibus), вероятно, идентично с сочинением «Кватерны» («Quatemi» или «Quaternuli»), осужденным на поместном соборе в Па­риже в 1210, Их изучение было запрещено наряду с сочи­нениями Амальрика Венского и Аверроэса (Ибн Рушда) в 1215. Наши знания о его идеях получены гл. о. из трудов Альберта Великого, Фомы Аквинского и Николая Кузанского. Название сочинения Давида Динанского, несомненно, указывает на «О разделении природы» Иоанна Скотта Эриугены. Своеобразный «материалистический» пантеизм Давида Динанского складывался, видимо, также под влия­нием Ибн Гебироля.

Разделив вещи на три класса, Давид рассматривал затем вещи одного класса как модусы первичной для этого класса реальности (первого неделимого). Так, тела суть модусы материи, души —модусы ума, а вечные субстанции или обособленные формы —модусы Бога. Кроме того, эти три первичные реальности сами являются по существу одним сущим или одной субстанцией. В поддержку этой концеп­ции Давид приводит аргументы, основанные на том, что ни Бог, ни материя не имеют формы. То, что обладает фор­мой,— это составные субстанции, подпадающие под катего­рии. Входящее в один род различается видовыми отличиями (differentiae), которые, будучи добавлены к роду, образуют виды. Но Бог, ум и первая материя — простые реальности и потому не могут иметь никаких отличий. Следовательно, они должны быть субстанциально тождественны. Человеческий интеллект, по Давиду, способен постигать и Бога, и материю. Интеллект постигает объект, усваивая его посредством абстрагирования формы объекта, но так как ни Бог, ни первая материя не имеют формы, постижение их нашим интеллектом можно объяснить только его изначаль­ным тождеством с ними. Кроме того, если и Бог, и материя неоформлены, они не что иное, как потенциальное бытие. Но потенциальное бытие есть определение первой материи. Тогда последняя реальность, которая есть одновременно Бог, ум и материя, лучше всего описывается как материя. Лит



Давид Анахт


ДАВИД АНАХТ (Непобедимый) (ок. 475, с. Нергин, Таронская обл., Зап. Армения— 1-я пол. 6 в., Ахпатский монастырь, Сев. Армения) — армянский философ. Учился и преподавал в Александрии. Представитель александрий­ской школы неоплатонизма; ученик Олимпиодора Млад­шего. За победу в философских диспутах получил прозви­ще Трижды великий философ и Непобедимый (Анахт) философ. По возвращении в Армению занимался просве­тительской деятельностью, возглавив школу армянских не-оплатоников-грекофилов. Основные философские сочине­ния — «Определения философии», «Анализ «Введения» Порфирия», «Толкование «Аналитики» Аристотеля», «Тол­кование «Категорий» Аристотеля». Опираясь на Пифагора, Платона и Аристотеля, дал шесть определений философии: философия есть наука о сущем; о божественных и челове­ческих вещах; она есть помышление о смерти; уподобле­ние Богу в меру человеческих возможностей; искусство искусств и наука наук и любовь к мудрости. Философия, по Давиду Анахту, —это мать мудрости, она дает исходные начала всем наукам и искусствам (куда входят не только художества, но и ремесла), исправляет в них ошибочное. Целью философии является познание природы сущего, а не познание отдельных вещей. Философия делится на философию теоретическую и практическую; в свою оче­редь теоретическая философия делится на естествознание, математику и теологию; практическая же философия на­ставляет душу человека на добродетельную жизнь. Оруди­ем и частью философии является логика как искусство доказательства, образующегося из силлогизма. Политика включает в себя этику и экономику. Человек же существует для украшения всего сущего.




 

Поиск по сайту